Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиЛеонид Брежнев: Показывайте Державина крупнее

Искусство: Леонид Брежнев: Показывайте Державина крупнее

18.12.2017

В «Издательстве «Э» вышла книга народного артиста России Михаила Державина «Вспоминаю, улыбаюсь, немного грущу».

                                                                 Михаил Державин с мамой Ираидой Ивановной, женой Роксаной Бабаян и сестрой Татьяной

В своих мемуарах актер не только рассказывается о творчестве, но и вспоминает об удивительных встречах с людьми всем хорошо известными. И что примечательно, некоторые из этих знаменитостей — ему почти что родственники. До встречи с прекрасной во всех отношениях певицей Роксаной Бабаян, Державин был женат на дочке Аркадия Райкина — Екатерине, и на дочке Семена Буденного — Нине. Всех его женщин понять можно — как не влюбиться в стройного голубоглазого и веселого красавца да еще с изумительным, бесконфликтным характером.

Костюмчик с плеча Райкина

Первой женой Михаила Державина была Екатерина Райкина, дочка выдающегося советского актера Аркадия Райкина.

Будущие супруги оказались на одном курсе Щукинского училища после того, как Державин «улизнул» в кино и после съемок был вынужден вернуться на курс младше. Среди новых однокурсников он увидел очаровательную Катю Райкину и тут же влюбился. Именно так: сначала влюбился, потом познакомился. А поженились они только года через два — проверяли свои чувства

«Примечательно, что с Катиным папой, воистину великим артистом Аркадием Исааковичем Райкиным, я был знаком задолго до того, как стал его зятем, — вспоминает Державин. — Он часто приезжал в наш дом на Арбате — к известному отоларингологу Виктору Канторовичу. Райкин много выступал, голос у него иногда срывался, поэтому была необходима помощь специалиста.

Бегая во дворе, мы с мальчишками всегда замечали, когда останавливалась «Победа» Райкина с номером «ЛИ 0025». «ЛИ» это значило «Ленинградская Индивидуальная». Как ни странно, Аркадий Исаакович тоже различал среди снующих по двору мальчишек сына ведущего актера Театра им.Вахтангова (Михаила Степановича Державина — Ред.).

В домашнем быту Аркадий Исаакович запомнился мне мягким, тихим, нежным и даже застенчивым.

Когда меня впервые пригласили выступить в концерте, у меня не было концертного костюма. Аркадий Исаакович подумал и сказал: «Вот что. Поезжай-ка в наш театр, там в костюмерной тебе что-нибудь подберут». Действительно, мне подобрали словно на меня пошитый костюм. Я успешно выступил и не удержался — похвастался Райкину. «Миша, ты же выступал в моем костюме, — сказал он в ответ. — Думаю, если бы ты вышел в нем на сцену и просто молчал, все равно имел бы успех». Этот костюм он мне подарил.

Как не жаль, прожили мы с Катей в браке совсем недолго. После училища мы поступили в разные театры, я — в театр им. Ленинского комсомола, а Катя — в театр Вахтангова. Так получилось, что мы потихоньку отделялись друг от друга. Не было никаких сцен ревности, взаимных обвинений и упреков, никаких среднестатистических кошмаров разрыва. Просто случился какой-то излет нашей любви, и мы очень спокойно и мирно расстались. К тому времени Катя влюбилась в актера своего театра Юрия Яковлева, который впоследствии и стал ее вторым мужем.

И все-таки развод наш с Катей не прошел без казусов. Мы уже разошлись, как вдруг в «Вечерке» в самом читаемом разделе «Браки и разводы» появилась заметка: «Михаил Державин возбуждает дело о разводе с Екатериной Райкиной». Я был в шоке, потому что не возбуждал никакого дела! Только много позже Никита Владимирович Богословский, с которым мы подружились на театральных капустниках, признался в том, что это была его шутка. Так с легкой руки Богословского в газете впервые появилось мое имя. Причем сразу же — в самой скандальной рубрике».

Шашки Буденного

«С Ниной Буденной меня познакомили друзья. Посчитали, что непорядок — парень одинокий, холостой, брошен на произвол судьбы. И чтобы как-то поддержать меня на плаву, мой товарищ Виктор Суходрев, переводчик Никиты Сергеевича Хрущева, решил найти мне пару. Как-то сказал мне: «Хочу познакомить тебя с одной девушкой, зовут Нина. Папа у нее — Буденный, но тебя это не должно смутить — ты уже привык к выдающимся личностям». Я начал отнекиваться. А он свое гнет: «Чудная девушка, и семья прекрасная…» И дожал — все-таки познакомил меня с Ниночкой.

К моменту нашего знакомства Нина Семеновна по окончании МГУ работала в в организованном тогда агентстве печати «Новости» (АПН) вместе в Галечкой (Галиной Леонидовной Брежневой).

Нина привела меня в дом на улице Грановского познакомить с родителями. Если бы папа был Петр Петрович Петров, я бы, наверное, больше волновался. А ведь тут с детских лет «Буденный наш братишка…» И песни, и эпоха… И вот открывается дверь, и настоящий Семен Михайлович Буденный протягивает мне руку и как-то ласково говорит: «Ну, входи, сынок, здравствуй!»… Удивило только одно обстоятельство. Я думал, что Буденный высокий, под два метра ростом, — таким он мне казался с портретов. А Семен Михайлович оказался коренастым человеком ростом что-то около 165 см.

Семен Михайлович показал мне свою знаменитую коллекцию шашек, хранившихся на специальной стойке.

                                              Маршал Советского Союза Семен Буденный с  Михаилом Державиным, супругой и внуками 

Женившись на Нине, я попал в какую-то невероятную жизнь, в дом, где жили герои моего детства. Выхожу во двор, а из соседнего подъезда появляется Климент Ефремович Ворошилов, которого играл мой папа в кинофильме «Сталинградская битва» и которому мальчишкой я писал письма. Из другого подъезда выходит Рокосовский, красавец, и спрашивает: «Как дела, сынок?» Наверху живет Родион Яковлевич Малиновский. Рядом жили маршал Тимошенко, Молотов. Это те люди, которых я видел, с кем был знаком и кто здоровался со мной за руку. Там же жила семья маршала Жукова. Я был знаком с его дочерьми Эрой и Эллой.

Леонид Брежнев: Показывайте Державина крупнее

Эти люди были намного глубже, чем мы о них думали. Помню, меня Анатолий Васильевич Эфрос спросил, а читал ли «Войну и мир» Буденный? Я пришел домой и робко поинтересовался: «Семен Михайлович, а вы «Войну и мир» читали?». «Первый раз, — ответил он, — еще при жизни автора». Помню, Анатолий Васильевич весьма удивился, когда я ему передал этот ответ.

Кстати, интересно, что со всеми своими тестями я виделся с детства. Про Райкина я уже писал. А Семен Буденный тоже нередко проезжал в своей машине по Арбату. Мы, дети, были очарованы его личностью, бежали за машиной и махали рукой. Он нам тоже в ответ всегда помахивал. А когда он стал моим тестем, я ему и рассказал: «Семен Михайлович, когда мне было лет тринадцать-четырнадцать, я выходил из школы и вам махал». На что он тут же среагировал: «Ну, вот и домахался!».

Мы с ним дружили, ловили рыбу в Баковке, где он жил на государственной даче. Он был не таким, как его представляют в анекдотах. Обладал прекрасным чувством юмора, разбирался в искусстве. Был очень спортивным. Помню, рассказывал, как в пятьдесят с чем-то лет мог пройти со второго этажа на первый на руках.

Он — полный Георгиевский кавалер, кресты, полученные во время Первой мировой войны, хранил и носил на отдельном кителе, «не смешивая» их с советскими наградами. Преподавал верховую езду в Высшей конно-спортивной школе, которая находилась на Шпалерной улице в Ленинграде. Эта та улица, по которой шел Ленин в Смольный делать революцию. А Семен Михайлович на этой улице помогал брату царя осваивать конно-спортивную выучку.

Когда он умер, я, естественно, в составе всей семьи шел за его гробом в первых рядах. А похороны показывали по телевидению. И слышу, телевизионное начальство шипит: «Уберите этого актера из «Кабачка «13 стульев»! Чего он там крутится?» И вдруг ко мне подходит Брежнев, обнимает и целует меня. И я слышу: «Показывайте Державина крупнее!»

Маршал Советского Союза Семен Буденный (в центре) с зятем — актером Михаилом Державиным (слева), супругой и внуками

Роскошные хоккейные коньки

Книжка дополнена воспоминаниями друзей и членов семьи Михаила Державина. Вот, что об актере рассказывает его дочь Мария.

«В молодости папа много играл в футбол и хоккей, в итоге сдружился со многими футболистами и хоккеистами наших сборных. И меня, девочку, приучил носиться вместе с ним на ледовых площадках. Я взрослела, у меня росла нога — и каждый года мне покупались настоящие канадские коньки. Я же все детство просила купить мне коньки для фигурного катания!

— Зачем тебе? — не понимал папа. — У тебя роскошные канадские коньки!

И я, с восхищением и завистью глядя на девочек, порхающих в фигурных коньках по катку, продолжала играть с пацанами и папой в хоккей на соседней площадке. Ведь у меня были роскошные хоккейные коньки и не менее шикарная клюшка!

Наконец, когда у меня родился первый сын и папа спросил:

— Что тебе подарить? По случаю такого праздника проси что хочешь!

Я, не задумываясь ни секунды, выпалила:

— Фигурные коньки!

Папа долго кривилась, но Роксана (Бабаян — Ред.) сказала:

— Миша! Купи ребенку коньки!

И в итоге он принес мне долгожданную коробку. Открываю ее — там лежат черные (чтобы немаркие были по папиному разумению) ботинки с коньками, на которых были папой спилены вручную нижние зубчики.

— Это я спилил, чтобы тебе было удобнее играть в хоккей, — гордо объяснил он мне».

Мой Бийск

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика