Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиГригорий Тельнов. Памятник доброй мороженщице

Люди: Григорий Тельнов. Памятник доброй мороженщице

11.02.2018

В центре Благовещенска есть памятник, который установили в честь обычной продавщицы мороженого Зинаиды Синицыной.

Лакомству из нашего детства поставили памятник. Деньги на него собрали в Благовещенске, люди по копеечке, по рублю жертвовали. В память о чудесном мороженом и о доброй лотошнице, которая угощала детей бесплатно. Самое любопытное, что памятник сделан по старому снимку - фотограф Андрей Ильинский сохранил негативы. Один из его кадров и воплотили в металле.

Благодарю Андрея и Ольгу Тур за снимки, вот мой рассказ об этом памятнике советскому мороженому.

"Снегурочка" из детства

Зинаида Синицына торговала мороженым на площади перед драмтеатром. Много-много лет, c утра до ночи, в летнюю жару и в зимнюю стужу. Она стала для горожан символом доброты и милосердия - баба Зина угощала детей бесплатно. По горящим глазёнкамам видела, что малышам очень-очень хочется хоть разок лизнуть сладкий брикетик, а денег в кармане нет.

- Держите, радуйтесь! – протягивала бабушка мальчишкам и девчонкам “Пломбир”. А было ещё “Сливочное”, “Шоколадное”, “Ленинградское”, “Эскимо” - замечательное мороженое из нашего советского детства. Чудесный вкус его до сих пор живёт не только в памяти,а на губах и на языке. Волшебный вкус счастливого детства, который нам, родившимся в СССР, не забыть никогда.

Сколько было осчастливленных бабушкой Зиной малышей – сотни, тысячи? Оказалось, десятки тысяч! Подаренное щедрой лотошницей мороженое, самое желанное, запомнилось на всю жизнь. Первой написала про “Снегурочку” (так называли в городе мороженщицу Зинаиду Синицыну) жительница Благовещенска Ольга Тур. Душевно рассказала о ней в своем блоге, и посыпались отклики со всего света. Отозвались даже амурчане, давно покинувшие родной город, осевшие в других регионах России, уехавшие за рубеж.

Стихи, которые сочинила Ольга Тур о Снегурочке, будили сладкие воспоминания, возвращали в прошлое:

"Её заметили, когда её не стало,

И опустел лоток у тополей...

Так всё хорошее, что в жизни потеряли

С годами лишь становится ценней.

Она стояла "на посту" зимой и летом,

Вручая лакомство бегущей детворе,

Слетались голуби к её руке с пакетом

И поздним вечером, и рано на заре.

К "Снегурочке" бежали на свиданье

И от неё мы шли на танцы в парк

И, кажется, дороже мирозданья

Брикетик замороженный в руках.

Почти полвека помню эту сладость

И хрупкую фигурку у стола:

Снегурочку, что нам дарила радость...”

Этими милыми строчками дело не ограничилось – родилась идея поставить памятник доброй мороженщице из их детства. Ольга Тур создала общественную организацию “Снегурочка”.

- “Мы хотим объединить людей во имя добра!” – так она написала о цели народного проекта.

На памятник жертвовали, кто сколько мог: выросшие дети 50-х, 60-х, 70-х и 80-х годов отдавали долг доброй бабушке.

- Сколько точно людей вложили средства - не подсчитать, - рассказывает мне Ольга. - Ящики для пожертвований стояли в десяти местах города. Самым запоминающимся был один из первых взносов. Подошёл ко мне незнакомый молодой человек: “Здесь на Снегурочку деньги можно сдать?” И подает пачку тысячных купюр. Я спрашиваю: “Как вас зовут?” Он отвечает: “Неважно, я тоже мороженое продаю, у меня несколько точек по городу, вот решил на памятник денег пожертвовать. Я её работу понимаю!”

За три года Ольга и её соратники собрали 842 тысячи рублей. Без мистики и Божьей помощи в благом деле не обошлось: когда отливка скульптуры уже была готова, нужно было расплатиться с литейщиками, а ручеек пожертвований высох.

- Иду по улице и прошу: "Господи, ну что мне делать, ну некому мне помочь, кроме Тебя..." – вспоминает Ольга. – И вскоре совершенно случайно узнаю, что можно попросить у областной власти субсидию на развитие туристических объектов. Пришла, уточнила – памятник тоже к ним относится! Получилось, что не только люди сами собирали деньги, но и бюджет отчасти помог. Но он ведь тоже народный.

Когда скульптор Валерий Разгоняев работал над памятником, возникла загвоздка: образ Снегурочки существовал только в людской памяти, портретных снимков легендарной мороженицы не было. Лишь любительская карточка, на которой кто-то, снимая своего ребенка летом, захватил в кадр и лотошницу. Зимних снимков не оказалось вообще, а так хотелось, чтобы на памятнике Снегурочка была изображена именно в мороз!

Помогло чудо, иначе это и назвать нельзя. Жена известного благовещенского фотографа Андрея Ильинского, увидев в Инете призыв отыскать снимки знаменитой мороженщицы, спросила мужа:

- Может быть, у тебя её фотографии случайно есть?

- Поищу, снимал её когда-то, - ответил он. - Мои негативы начала восьмидесятых не сохранились, но вдруг найдется кадр со Снегурочкой…

Ильинский, почти не надеясь на удачу, стал рыться в своем архиве. И вдруг отыскал плёнку с бабой Зиной!

- Оказалось, положил негативы с той съемки в маленькую коробку в родительской квартире и забыл о них, - рассказывает мне Андрей. - А они уцелели и ждали меня почти тридцать лет!

Андрей вспоминает единственную в жизни бабы Зины фотосессию, показывая мне те снимки:

- В 1984-м году мне было 19 лет, только начинал учиться профессии. Камеру с собой всегда носил, “Зенит”. В тот день, в начале марта, как раз длиннофокусный объектив купил, “Юпитер” 135 миллиметровый. Пошел его опробовать, снимал горожан, лица интересные искал.

Я жил тогда неподалёку от места, где мороженщица эта стояла. Помню бабку с детства – каждый день, в любое время года она торговала. Сгорбленная, нос крючком, серьги большие, как у цыганки. На вид – Баба-Яга, а глаза добрые очень. Мне, когда пацаном был, мороженое бесплатно давала.

Щёлкнул несколько кадров - сначала издалека, потом попросил разрешения сделать портрет. Снегурочка согласилась и даже развеселилась: “Нашёл, значит, красавицу!”

Улыбалась бабушка Зина редко, видимо, судьба у нее трудная была. А лицо живое, эмоциональное, загорелое, всё в морщинах от солнца и ветра. Запомнилось, что брови она себе карандашом густо подводила. Карточки не просила, так я их тогда и не напечатал…

Кадры Андрея Ильинского оказались единственными хорошими изображениями легендарной тёти Зины. Скульптор Валерий Разгоняев взял один из них за основу памятника. Снимок воплотили в металле довольно точно, только художник распрямил бабушку – так что монумент получился отчасти парадный.

Памятник открыли в октябре рядом с тем местом, где когда-то торговала баба Зина. Её лицо смотрит на Амур, возле которого протекла почти вся жизнь.

Лишь когда Ольга Тур и другие активисты стали собирать средства на памятник, выяснилось, что бабушка была геройская. Одна из её давних подруг припомнила, что Зинаида Дмитриевна Синицына с мужем воевала в партизанском отряде, и каратели, под пытками добиваясь от неё предательства, убили её трехлетнего сынка Василя.

Потеряв близких, Зинаида подалась на Дальний Восток, работала сначала в офицерской столовой в Благовещенске, затем в роддоме, и потом, с пятидесятых до самой смерти в 1988-м мороженщицей от магазина “Восток”. Архивы организаций, где она работала, не сохранились, место рождения Зинаиды Дмитриевны Синицыной не известно. Ни семьи, ни детей у неё больше не было (может быть, кто-то из дальних родных узнает её по снимкам и отзовётся?).

Бабушка Зина верила в Бога и тихо делала добрые дела: отправляла подарки и заработанные деньги в детские дома. После смерти оставила государству несколько сберкнижек на десятки тысяч рублей. Нотариус, оформлявший наследство, удивлялся – на несколько кооперативных квартир хватило бы, а Синицына ютилась в коммуналке!

…На открытие памятника доброй мороженщице пришло много людей – те, кто её помнил, привели своих детей, внуков. Андрей Ильинский снимал торжество и радовался, видя свою старую фотографию, воплощенную в металле:

- Получилось, что именно мой снимок сохранил образ ушедшего человека, стал памятником. Снегурочка, оказывается, ко мне прямое отношение имела. Она ведь в роддоме прежде работала, в старом, на набережной, где и я на свет появился. Получается, что многие коренные жители Благовещенска через её руки прошли. И такого вкусного мороженого, каким она угощала, никогда больше не пробовал.

…На постаменте памятника выбиты цены той поры - сливочное 13 копеек, шоколадное – 15, а пломбир – 19. Люди приносят к памятнику цветы и кладут в блюдце монетки – нынешние и ещё советскую мелочь:

 - Спасибо, бабушка Зина! Спасибо, за то, что научила нас доброте!

Григорий_Тельнов

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика