Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиНадежда Старостина. Мой Памир

Путешествия: Надежда Старостина. Мой Памир

19.08.2018

«Альпинизм - способ перезимовать лето. Одевайся теплее – жареных в горах не находили, а обмороженных сколько угодно».

Эти напутственные слова говорил мне перед отъездом на Памир мой друг, гуру восхождений, «снежный барс» Михаил Фаддеев.

Я ему не очень-то поверила, как же так, в Оше +40,  на поляне Эдельвейсов не может быть 0 или того страшнее -5 по Цельсию. Оказалось – может!

Поехала я в экспедицию на Памир с московским клубом путешествий «Бархатный сезон», «БС». Менеджер, сопровождающая нас в этой экспедиции, Мария Соболева, шутит, что аббревиатура БС может расшифровываться как «Бешеные старушки», в составе группы из девятнадцати человек семнадцать женщин возраста 55+, причём плюс довольно приличный. Я была почти самая молодая, успела до пенсионной реформы выйти на пенсию четыре года назад.

Прилетели мы в киргизский город Ош, нам подарили по национальной шапке, рассадили в автобусы, и в предвкушении отличного путешествия и отдыха мы покатили по Памирскому тракту в Алайскую долину.

Из города Ош до Поляны Эдельвейсов, где размещается Международный Базовый лагерь CentralAsiaTravel,  по прямой 132 км., так гласит табличка на верстовом столбе в центре лагеря. На самом же деле переезд занимает порядка 5-6 часов. Нужно подняться на два перевала, один из которых перевал Талдык на высоте 3615 м. Базовый лагерь расположен на высоте 3600 м. 

С асфальтового Памирского тракта наши автобусы свернули влево, пересекли мост через реку Кызылсу (в переводе «красная река»), и  грунтовая дорога запетляла по Алайской долине. Алайская долина протяженностью 150км находится между двумя горными массивами - Алайским и Заалайским хребтами. Алайский хребет – скальные вершины, высота их не достигает 6000м, а вот гигантизм Заалайского хребта с его заснеженными вершинами сразу как-то придавил к земле моё сознание. Одна из величайших вершин – пик Ленина  высотой 7134 м. Ясен пень, мы туда и не собирались. Теперь знаем, как он выглядит. У него сверху такие хребтики, как «куриная лапка» висят. 

Про всё про это нам рассказал наш горный гид Виктор Продедович. Умнейший человек, интересный рассказчик, слушать которого было очень приятно. Рассказал историю изучения и освоения Памира, про географические открытия, как живут киргизы сейчас, как совершают восхождения альпинисты, и нашу программу озвучил. Первые  впечатления от экспедиции: вауу, куда мы приехали, здесь круто.

В первую ночь замёрзла вода в туалете. Соответственно и мы стучали зубами до утра в палатках. Я не поленилась, взяла с собой теплые зимние вещи, в которых я катаюсь на лыжах. Но и их оказалось недостаточно. А ведь я вроде как опытный турист, за лето пару раз да в палатке переночую. Лето в центральной полосе России и лето на Памире - две разные категории. Памирский сезон всего два месяца – июль и август.

По приезде у нас ещё была организована прогулка на Луковую поляну, где то километра два. 

Я шла, и меня качало, как будто я не иду, а плыву в лодке. Начиналась горная болезнь. Хорошо, что среагировала только голова, приступы головной боли по ночам мучили меня пять дней из восьми.

Днём я готова была ходить в походы. Как говорил наш гид Виктор, с погодой повезло.

Не было снега и дождя днём, а вот вечером... После ужина из юрты, где нас кормили, не хотелось уходить в холодную палатку. Спасали бутылки с горячей водой. Умывались тоже горячей водой. Можно было заказать сауну вечером.

Надо отдать должное туристкам во главе с Машей Соболевой, все переносили тяготы необычного путешествия без ропота и не выражали своё недовольство.  Впрочем, только трое  не смогли перенести ночёвки в палатках и эвакуировались вниз.

Сейчас про прогулки. Прогулки - это акклиматизационные выходы. Главное правило альпинизма – набор высоты должен быть постепенным. Нельзя подняться сразу на 1000 метров без подготовки. Это не прокатывает. Два дня по приезде мы гуляли по долине реки Ачик Таш, сходили на озеро Турпалкуль, что в переводе с киргизского означает «парящий бык». 

Сделали один подъёмчик на 3900 м. по гребню от пика Петровского. Наша группа возрастная, поэтому кто нашел в себе силы, тот поднялся на вершину хребта и спустился по крутой лощине, кто не хотел высоко подниматься, прошлись по горным лугам, кто смог подняться на хребет, но побоялся спуститься, те прошли обратной дорогой.

После обеда нас развлекали мастер-классами по приготовлению плова и мантов. Были в гостях у местных жителей в юрте, где нас угощали и кумысом, и айраном, и сливками, и маслом. 

Вроде как поездка удалась, и я даже собралась побегать по окрестностям поляны, но головная боль каждую ночь как то умеряла мой пыл. Час Х наступил. 1 августа я решилась вознестись до Лагеря 1, на высоту 4400 м. Из всей нашей группы в 19 человек желающих оказалось только двое, я и девушка Надя Новикова. Горный гид Виктор повел нас в Лагерь 1. Набор высоты 800 м, переход длиной 14 км. Для меня идти было не сложно. Всё-таки я человек тренированный. Сердце стучит, я не задыхаюсь. Пейзажи вокруг сменяются один за другим. То зеленые луга с луком и цветками, то безжизненные пейзажи, лунные или марсианские. Чёрные отвалы, из-под которых вытекают реки. Это мы поднимаемся на перевал Путешественников. 

В какой-то  момент всё, не могу, ноги не идут, в боку закололо, во рту сушняк.  Лагерь 1 уже видно, но до него шлёпать 2 километра с переходом через три маленькие горки. Спуск-подъём, спуск-подъём. И тропинки уже не видно, и снег пошел, и ветер холодный задул. Идём. Вот оно - счастье, через ледниковую трещину перекинута доска. Мы проходим по этому мостику и попадаем в лагерь, где нас ждет и стол, и дом. Наша палатка с видом на пик Ленина. Если бы не снегопад, то можно было наблюдать, как альпинисты уходят в Лагерь 2, и дальше на восхождение.

После отдыха начались неприятности. Как говорят альпинисты -  «плохой день». У меня началась лёгкая форма гипоксии с жуткой головной болью и слабостью. Пришлось заглянуть к доктору в палатку. Ну конечно, когда мы уходили из нижнего лагеря, кислорода в крови было 92%, сейчас приборчик показывал только 68% при норме от 95%, и давление подскочило до неприличия. Мне осталось уколоться магнезией, принять темпалгин и завалиться в пуховый спальник. Предварительно Наде Н. передала все пароли и явки, мало ли что за ночь со мной станет, может, и не доживу (здесь смахиваю слезу). Утром оказалось, что я совершенно здорова, бодра и весела. А вот Надюшка немного затормозила. Виктор спросил, пойдем ли на пик Юхина на 5100 м., но мы в один голос сказали: НЕТ. Воспоминания о вчерашнем вечере отзывались во мне непреодолимым кошмаром. «На нет и суда нет, собирайтесь и пойдём назад, домой» - вынес вердикт наш гид Виктор.

Так вот закончилось наше восхождение. Но я счастлива, что побывала наверху. Конечно, я с альпинистами и близко не стояла и по духу, и по силам. Сейчас я понимаю все прелести и опасности восхождений.

Что в сухом остатке: в горы меня больше не тянет. Может есть какие-то горы без гипоксии, например - тур вокруг Монблана. А набегаться до упаду я могу и в подмосковных лесах и болотах без головной боли и тошноты.

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика