Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовости«Тут попшикать, там посолить. Будто суп варишь»: как бухгалтер из Самары стала модным дизайнером

Увлечения: «Тут попшикать, там посолить. Будто суп варишь»: как бухгалтер из Самары стала модным дизайнером

06.11.2018

Её даже не поворачивается язык назвать пенсионеркой. Современная, красивая, творческая, полная сил.

Она проходит курсы в интернете онлайн. Завела группу «ВКонтакте». А когда рисует, включает джаз. Результат — взрыв цвета на обычных майках, шарфиках и сарафанах.

Как вырваться из оков цифр и отчётов, чтобы стать модным дизайнером? Мы узнали об этом у Ирины Егоровой: в прошлом — бухгалтера, а в настоящем — художницы.

«Не буду бухгалтером, хоть стреляй!»

Выйдя на пенсию, Ирина поняла, что ей до смерти надоело быть бухгалтером. Душа просила творчества.

— Если честно, я думала, что моя профессия всегда меня прокормит. Возьму какую-нибудь небольшую фирму и буду её вести. Немного зарабатывать, а в основном отдыхать. И тут вдруг я понимаю, что работать бухгалтером больше не хочу никак. Ни под каким соусом. Вот хоть стреляй — не буду, — рассказывает Ирина Егорова.

Она попробовала вязать, как и полагается пенсионеркам. Потом случайно наткнулась в интернете на курсы по росписи ткани. И это занятие стало её самой большой любовью.

— В Самаре есть и «живые» курсы батика. Но очень дорого. А здесь я купила онлайн-курс, мне прислали по почте набор для начинающих: краски, шёлк и маленький подрамник. Сначала прошла «начальную школу». Потом изучала каждую технику отдельно, брала мастер-классы. Например, «платки фреш» — это прямо отдельный курс.

Сейчас Ирина владеет уже несколькими техниками росписи. Это горячий и холодный батик, закручивание и другие.

— Мне очень нравятся цвета. Как они «дружат» между собой, как ложатся, как сочетаются. Идеи приходят по-разному. Например, я погуляла в парке и придумала платок «Осень», — говорит художница.

Ирина приложила к ткани настоящие листья, найденные в парке. И обвела отпечатки

Иногда идею подсказывают сами краски. Это особый подход к рисованию — акварельная медитация на ткани.

— Кидаешь краску на ткань — плюх, плюх. Вот просто что хочешь, то и плюхаешь. А потом оно высыхает. И ты начинаешь смотреть — а на что это похоже? А как это развернуть? Оп — что-то увидишь. То цветок, то какая-то голова. И ты это что-то уже дорабатываешь. Забавно, — рассказывает художница.

Процесс росписи начинается с покупки ткани. Важно выбрать качественный хлопок или шёлк. Для работы Ирина использует бельгийские акриловые красители. В её арсенале — разнообразные кисточки, несколько подрамников. Также на рабочем столе нашлись фен, вода и соль.

— Тут попшикать, там посолить. Как будто варишь суп, — смеётся художница. — А если серьёзно, то фен нужен, чтобы во время работы что-то подсушить — чтобы рисунок не растекался. Вода — чтобы сделать разводы. А соль, наоборот, как бы «собирает» краску в одном месте.

 «Тестировала одежду на сыне»

После росписи готовое изделие «запаривают» в горячей воде на полтора-два часа. Краска проникает глубоко в структуру ткани. Потом вещь промывается до тех пор, пока вода не станет прозрачной.

— Благодаря такой технике я гарантирую, что эта вещь никогда не полиняет, — говорит Ирина.

Первые работы художницы «тестировал» на себе её сын. Он уже взрослый и живёт отдельно, но часто навещает мать.

— Сергей одел расписанную мужскую майку. Погулял под дождём — звонит. «Мам, не полиняло». Потом постирал эту майку вместе с белыми штанами. Не полиняло! — смеётся женщина.

Отдельный этап — обработка краёв изделий. У Ирины не вышло прострочить шёлковый шарфик на машинке: слишком тонкая ткань. Поэтому художница берёт иголку с ниткой и, стежок за стежком, подшивает вещь вручную. Пять часов подряд.

 «Па-ба-бам! И рисую»

Художница одарила расписными майками и платками всех знакомых и друзей.

— Сначала дома перевела всё белое. Потом просила знакомых: принесите что-нибудь расписать! Конечно, были и испорченные вещи. Куда они отправлялись? В мусорку.

Сейчас Ирина уже достаточно уверена в себе, чтобы продавать работы. Для этого с помощью сына она создала группу в соцсети. Недавно впервые выполнила роспись на заказ.

— Конечно, на данный момент я вложила намного больше денег, чем заработала. Судите сами: метр шёлка — от 1000 рублей. На один шарфик уходит около двух метров. Краски тоже дорогие. Курсы — тоже. Но уже есть несколько проданных вещей. Надеюсь, со временем «монетизировать» своё хобби, — улыбается художница.

На вопрос о том, что её мотивирует, Ирина отвечает просто.

— Самодисциплина — у меня её нет. Но мне интересно. Когда интересно, не приходится себя заставлять. Можно целый день сидеть и рисовать, — говорит женщина. — Дома никого нет. Я включаю джаз погромче. Па-ба-бам! И рисую. Это удовольствие, кайф.

Художница-бухгалтер считает, что пенсия дала ей свободу. И это — один из прекраснейших жизненных этапов.

— Даже тот мизер, который у нас называется пенсией — он всё равно даёт свободу. Что-то же у меня есть, с голоду не умру. Плюс дети вырастают, внуков ещё нет. Ты никому ничего не должен. Ответственности меньше. Можно попробовать что-то новое. А можно элементарно скатиться в негатив. Если нет занятия, то начинаются грустные мысли. «Они молодые, здоровые, всё у них есть. А я вот такая больная. А государство такое плохое», — вот так можно ходить и гундеть. Или, например, лечиться — тоже занятие. Ходи себе по больницам, общайся. Рассуждай, какая плохая медицина. И вот в это всё очень легко упасть. Поэтому многие и боятся пенсии, — говорит Ирина.

 «Пока!»

63.ru

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика