Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовости«Мне все улыбаются — и хочется жить»: история 93-летней блокадницы — она до сих пор работает врачом

Люди: «Мне все улыбаются — и хочется жить»: история 93-летней блокадницы — она до сих пор работает врачом

13.03.2019

Марьяна Семягина ставит людей на ноги — она рассказала НГС про страх голода и секрет любви к работе.

Кабинет Марьяны Петровны в новосибирской больнице № 25 в Калининском районе знают все пациенты — она многих поставила на ноги. Врачу по лечебной физкультуре Марьяне Семягиной недавно исполнилось 93 года, и 70 лет своей жизни она работает — начинала трудиться в Ленинграде, потом переехала за мужем-военным в Новосибирск. Корреспонденты НГС побывали на работе у врача, и Марьяна Петровна поделилась воспоминаниями о годах блокады, а также рассказала, в чём её секрет общения с пациентами.

Марьяне Семягиной никто не даст 93 года — узнав о её возрасте, люди сильно удивляются. Каждое утро миниатюрная, но очень быстрая женщина (назвать её пенсионеркой не получается) с прямой осанкой заходит в свой кабинет ЛФК в терапевтическом корпусе горбольницы № 25 и работает наравне с коллегами с 10:00 до 15:20. Марьяна Петровна ведёт групповые и индивидуальные занятия, к ней приходят пациенты с неврологическими болезнями и сердечными, с больными суставами и неприятными последствиями травм.

Даже на групповом занятии врач по лечебной физкультуре старается каждому показать технику упражнений.

— Аккуратно, аккуратно, ведите рукой, будто отталкиваетесь от меня.

За день она выполняет с каждым пациентом десятки движений — и не всегда молодые женщины за ней успевают.

«Я говорю им (пациенткам. — Прим. ред.): "Чем в палате лежать и слушать про болячки друг у друга — приходите сюда", — и они приходят и занимаются.

Они должны [приходить по показаниям], но кое-кто не хочет делать, я же не буду его уговаривать. Не хочешь — не надо. А кое-кто, наоборот, всё спрашивает: "А можно я ещё приду?". Можно, ко мне можно! Если есть назначения, то ко мне можно ходить хоть с утра до вечера»,  — рассказывает Марьяна Петровна.

Марьяна Петровна родилась 8 февраля 1926 года в посёлке Тверской области, а в 1928 году её семья переехала в Ленинград — там и осталась в годы Великой Отечественной войны. Отец-военный ушёл на фронт, уехал и брат Борис — он приписал себе два лишних года, стал командиром танка и пошёл воевать. Шестнадцатилетняя Марьяна и её мама же остались в блокадном Ленинграде.

«Мы выжили, наверное, только потому, что мама очень часто ездила на рынок и меняла вещи, которые у нас были, на еду. Потому что она поедет на рынок, приезжает оттуда и что-нибудь привезёт — то несколько картошин, то 2–3 кусочка хлеба, то, что можно было менять… И очень хорошо я запомнила: зима, снег был. У мамы сестра — она на окраине города жила, капусту солила… Большую такую бочку. И вот мы за этой капустой ехали — это примерно 8 остановок трамвайных.

И пока ехали — я вот всё смотрела на улицы, там лежали мёртвые, голодные, занесённые снегом [тела]. Я считала их… Человек 30–32–33 за один проезд. Весной их уже всех стали убирать, а зимой они так и лежали под снегом. Люди шли, просто падали от голода. И оставались там — некому их было убирать», — рассказывает Марьяна Петровна.

По её словам, после войны многие сходили с ума из-за страха голода — никак не могли наесться и жутко переедали.

Она охотно говорит об упражнениях и больничных буднях — а вот воспоминания о блокаде Ленинграда будто до сих пор тяготят её. Каждый день тех лет давался с трудом — город постоянно обстреливали, а людям говорили, что кого-то из соседей больше нет в живых. Днём Марьяна Семягина, как и другие жители, рыла окопы, а ночью по очереди дежурила на чердаках домов — тушила зажигательные бомбы.

Отец Марьяны Семягиной был тяжело ранен в бою и День Победы встретил в госпитале. Брат так и не пришёл с войны, пропал без вести.

После войны Марьяна Петровна поступила в Ленинградский институт физической культуры имени Лесгафта. Она признаётся, что решающую роль играло то, что там студентов кормили.

Ещё в Ленинграде Марьяна Семягина встретила любовь своей жизни — молодого военного Рэма, вместе с ним она в 1959 году и переехала в Сибирь, где и осталась навсегда.

«Было так: он пришёл домой и сказал: "Мне предложили Уральск и Новосибирск, куда поедем?". Я сказала: "Новосибирск", потому что я увидела картинку, на ней мост, вот так стоят два дома больших и солнце — солнце было такое высокое!» — говорит дочь Марьяны Петровны Наталья Ступакова.

Когда семья переехала, Наталье было 10 лет, а сейчас, по словам дочери врача, она «ровесница с маминым трудовым стажем». Но не все 70 лет стажа Марьяна Петровна трудилась врачом ЛФК, она работала и тренером в Доме спорта на улице Богдана Хмельницкого (его снесли в 2016 году), вела занятия по лёгкой атлетике, лыжам, конькам и плаванию. У неё была и группа врачей — они её и сманили на работу в городскую больницу № 25.

«До 55 лет я работала в спорте, была заведующей учебно-спортивным отделом и вела группы. А раньше же и зарплату, и пенсию платили только врачам и бухгалтерам! Меня в больницу позвали: "Будешь получать и зарплату, и пенсию". Я сюда и пришла работать — с тех пор и работаю.

Получается, врачом ЛФК я работаю уже около 40 лет. А когда только пришла сюда работать, я объездила весь город и смотрела, как и где работают врачи ЛФК», — вспоминает Марьяна Петровна.

Единственный раз, когда она поссорилась с коллегой, случился около 15 лет назад. Расхождения во взглядах на лечебную физкультуру с одним профессором были такими сильными, что Семягина хотела даже уволиться. Но в какой-то момент они откровенно поговорили: беседа длилась полдня, но решила многолетний конфликт, они даже стали друзьями и соратниками.

С тех пор, как рассказывает собеседница НГС, больше не было желания уволиться и пойти на заслуженный отдых.

По словам дочери врача, совсем недавно Марьяна Петровна перестала работать с тяжёлыми пациентами в палатах и теперь ведёт только занятия в своём кабинете.

«Я маму убедила, что надо поменьше работать!» — с улыбкой говорит Наталья Ступакова, намекая на то, что сделать это было нелегко. По словам самой Марьяны Петровны, её держат на работе не деньги, а общение с коллегами и пациентами.

У неё часто спрашивают рецепт молодости и активности, но Марьяна Петровна смущается таких вопросов. Но всё равно объясняет, что секрет не только в строгости диеты и в режиме тренировок.

«Самое важное — это доброе отношение к людям. Ты к пациенту подошёл, погладил его, сказал: "Как ты хорошо выглядишь". И у человека настроение другое, он и делать тогда будет всё по-другому. Это очень важно. И мне все здесь улыбаются, приходят сюда, обнимаются, — вот уже и жить хочется», — говорит Марьяна Семягина.

Её мужа уже нет в живых, но рядом с Марьяной Петровной большая семья: не только двое детей, внуки и правнук, но и больница. Сама врач скромничает, когда её спрашивают о заслугах в работе, но коллеги говорят, что врач действительно поставила на ноги сотни человек.

«Помню случай один, очень яркий. Пришёл к тебе как-то пациент с палочкой — у него одна нога не двигалась вообще. Через какое-то время он ушёл и забыл палочку! Спустя какое-то время он принёс тебе букет роз, заходит с цветами и говорит: "Марьяна Петровна, я палочку забыл!"», — с воодушевлением говорит дочь ветерана, поскольку сама врач стесняется рассказывать о таких моментах.

Есть ещё одна настоящая семья — люди, пережившие блокаду Ленинграда. В этом году страна праздновала 75-ю годовщину полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, но её участники отмечают дату в своих городах. Раньше Марьяна Петровна часто приезжала в Петербург — сейчас отмечает праздник с новосибирским обществом.

Но участников с каждым годом всё меньше. По словам Марьяны Петровны, ещё несколько лет назад в Калининском районе собирались по 200 блокадников и вспоминали тяжёлые годы. В последний раз на празднике было всего 22 человека, из них могла самостоятельно ходить только половина.

НГС

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика