Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиОна говорила: выплыть в буре жизни поможет преданность доброму делу. О жизни и творчестве Стефании Станюты

Люди: Она говорила: выплыть в буре жизни поможет преданность доброму делу. О жизни и творчестве Стефании Станюты

23.05.2020

Стефания Станюта появилась на свет и умерла в Минске, прожив долгую насыщенную жизнь — 95 лет.

Она со смехом вспоминала, как однажды ее внук Дима незаметно прикрепил булавкой к шубе надпись: «Баба Стефа — кинозвезда». Прохожие на улице оборачивались вслед, улыбались. А она не понимала, в чем дело.

Внук предвосхитил события. Всесоюзная, всенародная слава пришла к С. Станюте несколько позже благодаря кинематографу. Многим зрителям она запомнилась, прежде всего, в ролях простых сельских женщин с тяжелой судьбой. Саму Стефанию Михайловну это несколько огорчало. Ее творческий, актерский диапазон был гораздо шире.

С. Станюта была человеком городской культуры. Она родилась и умерла в Минске, училась в Москве, работала в Витебске, эвакуацию в годы Великой Отечественной войны пережила в Томске. В юности и молодости увлекалась танцами. Признавалась: «Выше искусства, чем танец, для меня нет». Выросшая в семье художника Михаила Станюты, разбиралась в живописи, ценила творчество мастеров эпохи Возрождения, ей нравились картины Гогена, Сезанна, Пикассо, Шагала. Любила музыку.

Ей повезло оказаться в числе первых молодых актеров, кого правительство БССР послало в Москву на учебу, и кто образовал там Белорусскую студию драматического искусства. В Белокаменной получила мощный творческий заряд на всю жизнь.

— 1920-е годы — вот где основа мастерства Стефании Станюты. Пантомима, жест, карнавализация — все было в радость, все новое! — подчеркнул в одном из интервью ее сын Александр Станюта. — Никто ведь не знал, чем это потом закончится… Именно тогда она научилась быть на сцене смешной, экстравагантной, пластичной, эксцентричной.

Училась С. Станюта у Валентина Смышляева и Софьи Гиацинтовой, воспитывалась на творчестве Мейерхольда, Таирова, Станиславского, Немировича-Данченко, впитала в себя насыщенную студийную жизнь Москвы той поры. В актерское общежитие часто приходили Якуб Колас, Тишка Гартный, Змитрок Бядуля. В альбоме молодой Стефании белорусские поэты оставляли стихи на память. Она видела игру великих актеров Михаила Чехова, Алисы Коонен, Василия Качалова, Марии Бабановой. Ей повезло вживую слышать Федора Шаляпина, Сергея Есенина, Владимира Маяковского. В разное время жизнь сталкивала ее с режиссером Сергеем Эйзенштейном, оперным певцом Иваном Козловским, актрисой Серафимой Бирман. Конечно, все это не могло пройти бесследно и не отразиться на личности С. Станюты. У нее оказалось блестящее профессиональное начало в Белорусском государственном театре, в Витебске, куда приехала после Москвы. Она исполняла главные роли в спектаклях «Вакханки», «Сон в летнюю ночь», «Эрос и Психея».

Позже профессиональная биография складывалась по-разному. Наряду с талантливыми, была занята и в посредственных постановках, исполняла не только главные, но и совсем крохотные роли. Случались и творческие паузы. Но она смиренно принимала «обделенность» режиссерским вниманием и признавалась, что ее не покидало ощущение: «мое ко мне придет».

Достаточно взглянуть на сохранившиеся фотографии С. Станюты в ролях Изабеллы («Жакерия» П. Мериме), Глафиры («Волки и овцы» А. Островского), Таточки («Как ее зовут?»), Дианы («Глупая для других, умная для себя» и «Собака на сене» Лопе де Вега), Дуэньи («День чудесных обманов»), Шарлотты («Вишневый сад» А. Чехова), чтобы убедиться: ей удавались не только гаротнiцы, но и острохарактерные, комедийные образы. Одна из последних ролей на Купаловской сцене — в «Гарольде и Мод» — доказала: для таких актрис, как С. Станюта, нужен интересный, глубокий драматургический материал, а уж она сыграет аристократку ничуть не хуже, чем женщину из народа.

— Я думала не раз, что в этом океане жизни надо стараться иметь то, на чем можно и в бурю выплыть, — говорила Стефания Михайловна. — Если не одержимость, то увлечение, преданность чему-то — науке или искусству, любому доброму делу. А биться с бурями жизни и времени не защищенным этим, один на один, очень уж тяжко. Может, безнадежно.

Сама Стефания Михайловна оказалась исключительно преданным искусству человеком. Придя в минский театр в 1918 году, когда он, по сути, был еще любительским кружком и назывался Первым товариществом белорусской драмы и комедии, она на протяжении 80 лет служила в одном «ведомстве».

В жестоком XX веке ее крепостью, утешением, религией стал театр. Туда она несла все свои радости, огорчения, размышления и «переплавляла» их в творчество. Это и помогло выплыть в океане жизни, сохранив человечность, женственность, достоинство.

— При воспоминании о Стефании Михайловне в первую очередь возникает свет Станюты-человека и уже потом — Станюты-актрисы. Это потому, что она никогда не была театральна, а всегда человечна, в любой роли, чем и завораживала зрителя, — сказал о ней заслуженный артист Беларуси Геннадий Давыдько.

С. Станюта прожила 95 лет. Стала свидетельницей эпохальных событий — революции, двух войн, чернобыльской трагедии, распада СССР, лихих 1990-х, рождения независимой Беларуси.

— Это какая-то фантастика, — признавалась она сыну. — Захочешь — и не можешь объяснить. Не верят люди, что я все это видела и помню. Едем как-то после спектакля поздним вечером в такси. И вдруг у меня вырвалось: «Ой, я же по этой улице еще на конке ездила!» Водитель вдруг глянул на меня и хмыкнул: мол, ну и веселая старушка, сочиняет так.

А она не сочиняла. Будучи гимназисткой, видела царя Николая II, который приезжал в Минск в дом губернатора. Жила при тиране, генсеках, застала Президента независимой Беларуси. С. Станюта познала нужду, голод, потери. Ей не исполнилось и 30, когда потеряла мать. Первый муж Василий Роговенко за неосторожную шутку оказался сослан в лагерь в Магадан на 13 лет. Второй супруг Александр Кручинский, с которым она рассталась до войны, попал под колесо репрессий уже после окончания Великой Отечественной и из Воркуты не вернулся. В Томске в эвакуации она вышла замуж за коллегу, актера, и там же его похоронила.

— Страшно сказать, в войну я была даже охотничьей собакой, настоящей: бросалась в туфлях, чулках за подстреленными утками, била их, трепещущих еще, головами о каблук… И это я, которая в детстве не могла есть зарезанную мамой курицу, — вспоминала Стефания Михайловна. — Но тут было чувство: это мясо, еда, а главное — это для интеллигентной семьи, с которой я сблизилась и которая просто не могла выжить в тех условиях. А еще я была белкой: ловко забиралась на кедры с длинной палкой, сбивала шишки с орехами.

Она признавала: «нередко наша жизнь просто ужасна», но считала, что «поэтому-то и нужны силы — и грех свое здоровье и светлое куда-то забивать в куточек». Сама она не дала убить в себе светлое, и это обеспечивало внутреннюю свободу. Она понимала: не в ее слабых женских силах одолеть зло, нужно приумножать добро, свет.

В зрелые годы С. Станюта очень любила роль 80-летней Мод, которую совершенно не смущает дружба-любовь с 18-летним Гарольдом. Эта героиня была близка актрисе по мироощущению. Паспортный возраст самой Стефании Михайловны не совпадал с возрастом ее души. Наверное, поэтому к ней тянулись молодые актеры, им было интересно с ней.

Однажды режиссер Валерий Николаевич Раевский во время репетиции «Мудромера» спросил ее: «Стефания Михайловна, зачем вы сутулитесь, кашляете, шаркаете ногами?»

— Ну, я же играю 80-летнюю старуху, — чистым голосом, выпрямившись, ответила 85-летняя актриса.

Может, самой главной, самой удачно сыгранной ею ролью оказалась как раз роль Стефании Станюты?..

Родные мужчины позаботились о том, чтобы оставить память об этой удивительной женщине XX века. Так, картину Михаила Станюты «Портрет дочери» можно увидеть в Национальном художественном музее Республики Беларусь. Одна из лучших книг литературоведа, писателя, доктора филологических наук Александра Станюты посвящена маме и называется «Стефания». Ее фамилия и сегодня на слуху. Правнучка актрисы Мелитина Станюта — известная гимнастка, заслуженный мастер спорта Беларуси, многократный призер чемпионатов мира и Европы.

***

Стефания Михайловна верила: «Человек не исчезает совсем, что-то от него каким-то образом живет потом. В растении, скажем. Во всем живом. Именно так — каким-то образом. Но с живой душой». Так хочется, чтобы это было правдой. И чтобы народная артистка СССР С. Станюта осталась не только на кинопленке, холсте и в записанных на бумаге воспоминаниях. Чтобы она, как добрый дух, как воплощение всего лучшего, что есть в белорусах, по-прежнему была с нами в повседневной жизни, где-то совсем-совсем рядом.

Тестирование бага

Минск-Новости

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика