Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиВарда Йоран: «Тот факт, что мне 90, не означает, что я готова умереть или меня можно списать со счетов»

Стиль жизни: Варда Йоран: «Тот факт, что мне 90, не означает, что я готова умереть или меня можно списать со счетов»

26.05.2020

Писательница и скульптор, вдова писателя Шалома Йорана, основательница фонда помощи пожилым людям с ограниченными возможностями.

«Пока я творю и наслаждаюсь жизнью, никто не в праве списывать меня со счетов».

Уже четверть века я являюсь человеком пожилого возраста. При этом все это время я продолжаю быть скульптором, читать и писать эссе, говорить на пяти языках. Я пользуюсь электронной почтой и WhatsApp для связи с родными и друзьями в Финляндии, Китае, Норвегии, Англии, Израиле, России, Таиланде и по всей Америке. Я управляю фондом, оказывающим помощь пожилым людям с ограниченной подвижностью. Я посещаю интересные занятия и веду философский клуб через Zoom, где мы обсуждаем вопросы этики, всепрощения, злости, креативности и многие другие.  

Безусловно, сейчас моя жизнь изменилась. COVID-19 в два счета вырвал нас всех из привычного мира. За 90 лет жизни мне пришлось столкнуться с разными ситуациями, но такое со мной впервые. Моя дочь, обеспокоенная тем, что в городе я сильнее подвержена риску заболеть, увезла меня из Бруклина и сейчас мы живем все вместе в изоляции и безопасности: она, я, мой зять и внук-тинейджер. На улицу я выхожу только для того чтобы сдать очередной анализ крови в ближайшей лаборатории, в маске и перчатках.

Никто не знает, куда заведут нас текущие изменения жизни. Но уже сейчас очевидно, что кризис явил миру лучшие качества хороших людей и худшие – людей плохих. И только кооперация и внимание к чувствам друг друга позволят нам перейти в новый мир без с минимальными потерями.

Некоторые люди думают, что от коронавируса легче умирать тем, кто прожил полную и насыщенную жизнь. Я вполне могу этим похвастаться – моя жизнь была полной.

Я родилась в Китае у родителей-евреев, покинувших Россию после Первой Мировой Войны, спасаясь от голода, антисемитизма и погромов.  Первые 20 лет моей жизни прошли в Поднебесной. В годы Второй Мировой Войны я стала очевидицей японской оккупации моего города Тяньцзинь. Следующие 30 лет моей жизни тесно связаны с Израилем. Я выучила иврит, служила в Воздушном Флоте, а после работала художником-оформителем. Вышла замуж и родила двух дочерей. В 1979 году муж перевез нашу семью в США. Мне было тогда 50 лет, и я еще не подозревала, что вскоре стану успешным скульптором.

Мне было уже за 60, когда я создала пять больших уличных скульптур для Тель-Авивского Университета и Дома-мемориала Борцов Гетто. В 70 лет я начала свой путь писателя, став соавтором мужа в автобиографическом романе «Непокоренный» о партизанах, сражавшихся с нацистами в Восточной Европе. Когда мне исполнилось 82, я основала благотворительный фонд Rose Art Foundation, который уже пожертвовал 800 специальных гериатрических кресел пожилым людям по всем США. И даже сейчас, во время коронавирусной эпидемии, я получаю благодарности от тех, чью жизнь мы смогли кардинально изменить. В прошлом году, когда мне было 89, свет увидела моя вторая книга. И впереди у меня еще очень много планов. 

Я не человек второго сорта, которым можно легко пожертвовать, и мне очень горько от того, что многие люди считают возраст поводом списывать человека в утиль. И я, и мои близкие, хотим для меня долгой жизни. Я хочу увидеть школьный выпуск своего внука и узнать, в какой колледж он поступит. Хочу видеть, как мой старший внук, который уже женат, впервые станет отцом. Хочу продолжать с удовольствием жить свою жизнь. И пусть я не могу путешествовать так активно, как раньше, я все же обязательно хочу еще раз посетить Израиль. А тот факт, что по паспорту мне 90, вовсе не означает, что мне нечему учиться или что у меня нет жизненных планов. 

Да, у меня действительно больше физических особенностей и ограничений, чем я готова обнародовать, но это меня не останавливает. Я продолжаю развиваться как мастер. В прошлом сентябре я начала посещать трехмесячный курс в Brooklyn Clay Studio, чтобы научиться глазурованию и обжигу керамики в печи. В феврале, до того, как были введены меры по социальному дистанцированию, я освоила новую методику работы со стеклом. Сейчас я работаю над скульптурой, посвященной моей сестре-близняшке, покинувшей нас 15 лет назад, и нашим с ней отношениям. Очень надеюсь, что после окончания карантина смогу представить ее миру.

Наши жизни, наши мечты, наша продуктивность – все это не заканчивается в 65 лет, в том возрасте, когда общество обычно решает отправить нас на свалку истории. Пожилые люди могут быть продуктивными и способны привносить в мир неоценимый вклад, сотканный из знаний и жизненного опыта. Я думаю, что никакой возраст не должен быть мерилом ценности человеческой жизни.

Мне 90, и я жду окончания карантина. И пока я творю и наслаждаюсь жизнью в кругу своих близких, никто не в праве списывать меня со счетов. 

Авторский перевод выполнен специально для проекта www.baba-deda.ru

Источник

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика