Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиВячеслав Полунин: «Дураки научились жить счастливо»

Искусство: Вячеслав Полунин: «Дураки научились жить счастливо»

22.06.2020

Фотообъективная история от спецкора «Театрала» Владимира Машатина с веселых похорон.

Легендарный мим и всемирно известный клоун Вячеслав Полунин отметил своё 70-летие. Вчера мы рассказали о том, как он планировал привезти из Франции в Россию свою Мельницу и отметить эту дату в Музее Москвы, лёжа на травке. Сегодня наш спецкор в США Владимир Машатин, заглянув с свой фотоархив, вспоминает о том, как в прошлом веке Слава Полунин хоронил свой театр.                    

В Советском Союзе, в конце 80-х годов, было трудно с билетами на поезд и самолет, а еще хуже – с местами в гостинице. В издательстве «Известия» был специальный отдел со специальной тётей, которая выбивала и доставала отели и билеты командированным журналистам-известинцам. Самостоятельно, в кассе вокзала можно было купить без очереди проездной документ только по похоронной телеграмме. Что я и сделал, размахивая редакционным удостоверением  перед суровой железнодорожной кассиршей, направляясь в Ленинград на похороны театра «Лицедеи». В начале 1988 года такую печальную телеграммку с удовольствием «отбили» мне клоуны Вячеслава Полунина из города на Неве.

Великий Станиславский говорил, что любой театр умирает через 20 лет. В 1988 году «Лицедеям» как раз пришло время отпраздновать такой юбилей и проверить правоту театрального гения. По этому случаю был созван Первый Всесоюзный Конгресс дураков, на который съехались со всей страны люди, серьезно занимающиеся клоунадой. Мне запомнилась короткая вступительная речь Полунина на этом съезде клоунов: «Я собрал здесь самых лучших, самых отборных дураков. Дураки научились жить счастливо. И хотят поделиться этим знанием с людьми». Аккредитованный на этом конгрессе, с бейджиком на шее «дурак-фотокорреспондент», я получил право увидеть, как готовятся артисты «Лицедеев» к собственной траурной церемонии.

За три года до этого веселого траура я впервые увидел представление Вячеслава Полунина «Асисяй-ревю» в интерклубе французской делегации на XII Всемирном фестивале молодежи и студентов в 1985 году. На молодежном форуме «Лицедеи» открыли мастерскую пантомимы и клоунады для всех делегатов фестиваля. Визитной карточкой театра на все времена стал номер «Голубая канарейка», где иконописная «Троица» клоунов распевала под фонограмму сентиментальную итальянскую песенку под дождем из мыльных пузырей. Еле-еле передвигаясь по сцене, паяцы «Лицедеев» сильно отличались от цирковых клоунов, веселящих публику в интервалах между серьезными номерами гимнастов и дрессированных медведей. Сокращая дистанцию между актерами и зрителями, Полунин впервые «родил» в зале смех от сочувствия и сострадания безыскусной игре наивных «горе-артистов». Представление «Асисяй-ревю» всегда начиналось с беготни клоунов по спинкам стульев через головы публики, чтобы обнять и поприветствовать каждого зрителя. Затем артисты начинали бесконечно раскланиваться не в конце, как принято, а в начале спектакля.

Спектакль завершался знаменитым «Танцем со швабрами» и выходом жемчужины театра – солистки-«уборщицы» Ани Орловой, со сногсшибательными женскими формами. Марширующий кордебалет уборщиц, похожих на пиратов, завершал полунинскую феерию. Под громовую ритмичную музыку с колосников на сцену обрушивался водопад ярких трехметровых шаров. Клоуны общим залпом пинали эти резиновые мячи навстречу рукам зрителей, сразу получая ответный пас из зала. Начиналась финальная часть шоу, с участием детей и старушек, взрослых дядечек и тётечек, на глазах превращающихся в счастливых и радостных подростков. Когда разгул толпы достигал апогея, на сцену лично выбегал Слава Полунин с тяжелым железным огнетушителем в руках, готовый швырнуть его в зал так же, как и резиновый мяч. Массовые беспорядки мгновенно заканчивались, а публика понимала, что заигралась. Наступала знаменитая полунинская пауза…

На этот раз сидя за кулисами маленького зала во Дворце молодежи Ленинграда, где обосновался театр «Лицедеи», я слушал байки Полунина и его знаменитых коллег про юбилейную клоунскую жизнь. То, чем занимались великие клоуны, называлось у них экспрессивным идиотизмом, а по-научному – эксцентрической пантомимой. Слава вспоминал, что в глухие советские годы как-то сразу грянул бум пантомимы, что было не только данью моде. Молчаливое искусство мимов принесло фантастическую свободу и новую культуру в серую советскую жизнь. В те времена, когда всех хватали за «острый язык», движения пришли на смену слову, полностью «залитованому» и подверженному цензуре.

В небольшой комнатке за сценой комсомольского Дворца молодежи Вячеслав Полунин сумел собрать разношерстных гениев пантомимы в единое сообщество, теплое и живое, как семья. Лена Ушакова, жена Славы, всегда повторяла, что дети артистов должны рождаться на сцене. Действительно, старшие сыновья Полунина – шестилетний Павел и семилетний Дима – вечно путались со своими котятами под ногами артистов за кулисами сцены, а годовалый Ваня сладко спал на полу в похищенной городской телефонной будке из пластика.

Центром семейного пространства «Лицедеев» была деревенская повозка, стоящая посреди комнаты, со скатертью-самобранкой и самоваром, придуманная Славой задолго до сельских ресторанных интерьеров «Ёлок-палок» и бесчисленных трактиров «Телег». Днем и ночью деревенский шведский стол собирал вокруг себя клоунов-единомышленников для творческих дискуссий. Помню рассказ Славы, присевшего на край телеги, что, на вопрос сыну о беспорядке в его комнате, получил гениальный ответ, что у него в углу и на столе валяются «всяки бяки». Так родились профессиональные «Всяки Бяки» – многолетние еженедельные показы импровизаций мимов и творческие отчеты молодых «лицедеев».

Ролан Быков, завершая тогда похоронную церемонию прощания с «Лицедеями», напутствовал трех клоунов, сбежавших со сцены из гробов, заваленных бумажками отчетов и квитанций, скопившихся за 20 лет творческой жизни: «У театра началась загробная жизнь. А она, как известно, вечная…»

Славу Полунина называют самым великим из живущих клоунов. Скульптуры персонажей из «Снежного шоу», в неуклюжих пальто и шляпах с полями, как крылья аэроплана, охраняют в почетном карауле его дом в Европе. На вопрос о том, почему он покинул Россию в далеком, 1989-ом, Слава всегда отвечает, что девяносто процентов времени он в СССР тратил на бюрократическую ерунду, вместо творчества. Его герой Асисяй, робкое существо с красным носом, в желтом комбинезоне и мохнатых тапочках стал понятен и российской старушке, и американскому панку. Разрушив все государственные границы, Вячеслав Полунин стал человеком Мира. Так что он никогда и никуда не уезжал из своего дома – планеты Земля.

Театрал

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика