Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиОт нее сходило с ума пол-Москвы 1960-х

Люди: От нее сходило с ума пол-Москвы 1960-х

02.07.2020

Богемный салон «первой советской хиппи».

«В короткой юбке, с летящими волосами, на бешеных скоростях мотоциклетки, Бася гоняла по Москве, и шлейф первых рокеров сопровождал ее всюду.

С эренбурговской трубкой, в вольтеровском кресле могучим гулом чеканила она свои ритмические стихи.

Ей было 17 лет. Мальчики лежали у ее ног, как венок сонетов…» (З. Плавинская)

«Без Алёны Басиловой Москва 60—70-х была бы, боюсь, неполна.

Дом её стоял прямо посередине Садового Кольца примерно напротив Эрмитажа, рядом был зелёный сквер. Теперь ни этого дома, ни сквера давно нет...

В её просторной старомосковской квартире кто только не перебывал, стихи там читали постоянно. Мне нравилось смотреть, как Алёна читает свои стихи: она их буквально выплясывала, оттого у стихов её такой плясовой ритм.

Очень сама по себе и совершенно московская Алёна Басилова» - писал о «Басе», родственнице Лили Брик, Генрих Сапгир.

В мини-юбке, с черным пуделем

«Первой советской хиппи» Алену Басилову назвал американский посол в СССР, когда на прием в честь Дня независимости в посольство США в Спасопесковском переулке она пришла босиком и в длинном замшевом платье.

Образ молодой поэтессы был, действительно, совершенно не советским. Художник В. Воробьев восхищался: «Библейское лицо. Глаза с поволокой. Зовёт в бездну», а Эдуард Лимонов вообще считал ее эталоном богемной девушки:

«Алена была, что называется, модная девочка. В стиле 60-х годов, в мини-юбках, длинноногая, длинноволосая, в высоких сапогах, с чёрным пуделем.

В России такие девочки были тогда жуткая редкость. Зато они встречались в западных журналах, где обычно стояли рядом со знаменитыми людьми.

Я бывал у Алёны в её (она шла в ногу со временем, жила если не по Гринвичу, то по Сан-Франциско) комнате, где стены были окрашены в чёрный и чернильный цвета, пахло жжёными палочками, на низких матрасах лежали домашние —крашеные — покрывала в хиппи-стиле и такие же подушки. В общем, вполне Сан-Франциско, Ашбери-Хайтс, того же времени.»

Для полноты картины нужно добавить твердую руку и точный глаз, что обернулось многолетней забавой – «королева зеленого поля» владела кием, шаром и лузой с блистательным мастерством. Она производила фурор в бильярдном павильоне сада Баумана.

Прекрасная дама СМОГа

По Басе сходила с ума вся творческая тусовка 1960-х, так что судьба ее была предрешена - она стала женой своего коллеги по литературному цеху – поэта Леонида Губанова.

Лучший русский поэт второй половины XX века (по мнению Ю. Мамлеева), тот считался в своем кругу едва ли не гением.

«Губанов был чудовищно талантлив, его поэзия абсолютно самобытна и неповторима. Он первичен. Он создал собственный уникальный поэтический мир».

Их отношения продолжались 10 лет. Сильно пьющий, затравленный критикой, КГБ и карательной психиатрией, Губанов умрет при невыясненных обстоятельствах в возрасте 37 лет – в срок, неоднократно предсказанный в его стихах с непостижимой точностью.

Но Бася и сама была поэтессой с мощным даром:

«Ее стихи, кипящие темпераментом и артистизмом, покоряли даже упрямых консерваторов.

А мэтры 1920-х — 1950-х годов: Крученых, Чуковский, Шкловский и Квятковский (открывший в ее стихах редчайший размер), а также и 1970-х: Светлов, Самойлов, Алешковский и Окуджава — покорились яркой новизне стиха — рукоплескали и пророчили» (З. Плавинская).

В 19 лет Алёна познакомилась в Поволжье с настоящей «вопленицей» - профессиональной плакальщицей, одной из последних представительниц этой древней традиции.

Та восхитила её способностью входить в транс, свободой импровизации, и Басилова добилась от Московской консерватории специальной командировки со звукозаписывающей аппаратурой, для записи народных плачей.

Именно фольклор поможет Елене Басиловой найти себя в поэзии:

«В ранних своих стихах я шла от Иннокентия Анненского, Мандельштама, Пастернака. И я, уверяю вас, превратилась бы в эпигона кого-нибудь из них, если бы не русский фольклор. Он меня буквально спас.

Меня поразила тайнопись русской фольклорной поэзии. Из поэтического фольклора меня больше всего интересовали разбойничья поэзия и поэзия плакальщиц. Ведь все мы двигались тогда, как в ночи. Благодаря фольклору я себя и нашла».

Чтение стихов и сборища творческой тусовки в квартире Басиловой она сама не любила называть салоном, считая это слово пошлым.

В 1965 году эти собрания на Садовом кольце привели к самоорганизации группы молодых поэтов, называвших себя СМОГом. А Бася была для них музой, кумиром и прекрасной Дамой.

СМОГ стал одним из первых неформальных объединений литераторов, не связанных с советской властью. Одна из расшифровок звучала как «Смелость, мысль, образ, глубина». Были и другие, но это уже совсем другая история…

Cемь холмов

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика