Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиБлокадница Анна Богданова в 93 года шьет «антикоронавирусные» маски

Люди: Блокадница Анна Богданова в 93 года шьет «антикоронавирусные» маски

06.05.2020

Сидеть без дела она не привыкла и, как может, помогает в борьбе с коронавирусом.

Анна Александровна Богданова уже 8 лет живет в Доме-интернате ветеранов войны и труда №2 на Вязовой улице. Через два месяца ей стукнет 94 года, но такой ловкостью рук, зрением, ясным умом и прекрасной, интеллигентной ленинградской речью, как у нее, можно только восхититься.

Шить она умела всегда, рассказывает Анна Александровна. Шила и когда была девочкой в послевоенном Ленинграде – помогала маме и сестре, и потом, когда почти четверть века трудилась в Михайловской военной артиллерийской академии, где обшивала всех сослуживиц. Когда переезжала в Дом-интернат ветеранов войны и труда, взяла из своей «однушки» электрическую швейную машинку – и она пригодилась.

«Меня попросила наша директор помочь с изготовлением масок, и я с удовольствием согласилась! И пользу приношу, и не сижу без дела, все время занята», – рассказывает Анна Богданова.

Она отдала уже 55 изделий старшей медсестре дома-интерната, а сейчас готово еще 60 штук. Шьет аккуратно, по образцу, со всеми положенными складочками и резиночками, и даже по краям обшивает бинтом, чтобы маски не натирали лицо. Ткань и все комплектующие ей предоставили, материал весь новый. Кроме нее, в доме-интернате работают 80 человек, маски сейчас всем нужны.

«Хотя и самоучка, но шить всегда любила, а вот без дела сидеть не привыкла. Блокаду встретила 15-летней девочкой, жили с родителями и старшей сестрой на Лахтинской улице. Папа работал по соседству, в институте Вредена, старшая сестра всю блокаду отработала в госпитале. А я поступила в фармучилище, но туда попала бомба, отучиться не успела. Пошла работать на завод «Большевик», потом трудилась завхозом в яслях, в 1955 году перешла в Военно-артиллерийскую академию, там отработала 23 года. И после пенсии еще 10 лет работала кассиром в аптеке», – рассказывает Анна Александровна.

Она говорит, что довольна тем, как живет сейчас. У нее есть родные – и дочка с зятем, и внучка, и правнуки. Пока были силы, помогала всем. Потом внуки и правнуки выросли, стало шумно, суетливо.

Из дома ее никто не выгонял. Рассказывает, что несколько раз навещала в этом доме-интернате свою родственницу, понравились условия: отдельная, фактически однокомнатная квартира с лоджией, санузлом, холодильником, телевизором, хорошей кроватью, питанием. Все обслуживание, если понадобится, рядом. Говорит, что платит за все около 8-10 тысяч, и еще приличная часть пенсии остается. Правда, ждала очереди сюда долго – 5 лет. Но сейчас рада.

«Когда не было инфекции этой, нас и на концерты разные возили, и к нам часто гости приезжали. Сейчас пока гуляю на балконе. Но просто так сидеть все равно скучно. Первые дней десять сложно шить было, а сейчас работаю, как на конвейере. И здесь всем помогаю, и приятно быть занятой и полезной», – рассказывает блокадница.

Она стройная, ухоженная, с прической и подкрашенными волосами. Ее возраст ей ни за что не дашь.

«У меня были и инфарктики (она так и говорит: инфарктики), и инсульт. С ногами проблемы, поэтому своей хорошей ножной швейной машинкой пользоваться уже не могу, только ручной. Но и на ней успеваю шить маски, чтобы помогать другим», – говорит Анна Александровна Богданова. И дошивает свою 56-ю маску.

Петербургский дневник

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика