Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиСэр Энтони Хопкинс: «Слава богу, я вернулся!»

Стиль жизни: Сэр Энтони Хопкинс: «Слава богу, я вернулся!»

02.06.2021

Многократный обладатель премии «Оскар» о своей любви к работе и животным и о том, как вывести из себя собственную жену

Сэр Энтони, вы поражаете своей энергичностью. Как вам это удается? 

Прошу, называйте меня Тони. Я занимаюсь спортом в зале пять дней в неделю. Ничего сверхъестественного: хожу по беговой дорожке и немного работаю со свободными весами. Это позволяет сохранять форму. Я от рождения сильный и крепкий – сказывается мое уэльское происхождение. А еще придерживаюсь здоровой диеты – не хочется, чтобы с годами в моих артериях появились бляшки. Это не сложно – я не гурман по своей природе, мне достаточно того, чтобы пища была съедобной. 

А что насчет здоровья мозга?

Стараюсь постоянно его занимать. Много читаю, рисую и тренирую память. А еще пять раз в неделю играю на фортепиано – люблю Рахманинова и Брамса. Я вовсе не планирую становиться звездой Карнеги Холла, делаю это именно для поддержания когнитивного здоровья.  

В своем последнем фильме «Отец» вы играете роль человека, страдающего от деменции. Вы сталкивались с этой болезнью в своей семье?

Ни у кого из моих родителей не было деменции, но отец в последние годы жизни страдал депрессией. Он тяжело восстанавливался после сердечного приступа, и в этот период наши отношения сильно ухудшились – возможно, его злило видеть перед глазами кого-то более молодого и здорового, чем он сам. Я считаю, что отец мог бы найти силы и быть со мной немного мягче. Но я и сам только с возрастом научился сглаживать острые углы в общении – все же я его сын. 

А каким был отец во времена вашего детства? 

Он был пекарем в городке Порт-Толбот (Южный Уэльс), и у него всегда был непростой характер. Я очень разочаровал его тем, что из меня хорошего пекаря не вышло. Вся жизнь нашей семьи проходила между магазином и пекарней, и как-то на Пасху отец напек горячих пасхальных булок и поручил мне отнести их маме в магазин на продажу. Ну а я забыл - сидел в своей комнате и играл на пианино. Я помню, как отец ворвался в дом, и его большие волосатые руки были перепачканы мукой. Он спросил: «Что ты играешь?». Я сказал, что играю Бетховена, на что он ответил: «Неудивительно, что он оглох!». В этом весь мой отец.

Какие у вас самые яркие воспоминания о начале актерской карьеры? 

Мне посчастливилось работать со многими звездами – Лоренсом Оливье, Джоном Гилгудом, Питером О`Тулом, Кэтрин Хепберн. Мне запомнилось, что все они были вполне обычными людьми – вовремя приходили на сьемки, делали свою работу и уходили домой. И все обладали какой-то удивительной грацией и достоинством, а я, глядя на них, мечтал дожить до тех времен, когда сам попробую стать таким же. 

Первый «Оскар» вы получили за «Молчание ягнят» в 1992. Как складывались отношения с вашей напарницей, Джоди Фостер? 

Мы с ней никогда по-настоящему не разговаривали. У нас не было на это времени, ведь по сценарию я почти все время сидел за стеклянной стеной. Мы были вежливы друг с другом – Джоди очень симпатичная женщина, обаятельная и прямолинейная. Лишь однажды нам удалось совпасть во время перерыва. И знаете, это было довольно странно – пить кофе с человеком, которому ты только что угрожал убийством!..

Сложно сниматься на девятом десятке?

Самым сложным во время съемок «Отца» для меня было вживаться в роль по-настоящему пожилого человека, потому что я и сам начал себя чувствовать очень старым. Например, у меня разболелись спина и ноги. У меня есть странноватая теория, что наш мозг не настолько умен, как мы хотели бы о нем думать, и, если говорить ему, что я – старый человек с деменцией, в какой-то момент он начинает в это по-настоящему верить. По окончании съемок я сразу стал чувствовать себя гораздо лучше и вздохнул с облегчением: «Слава богу, я вернулся!». 

Собираетесь ли вы на пенсию?

О нет! Я люблю работать, люблю выходить из дома и жить разнообразно. Очень ценю новизну во всем. Мне нравится весь этот… я ненавижу слово «процесс», скорее всю эту активность в моей работе. Моя жена Стелла беспокоится о моем здоровье и однажды задала мне вопрос: «Ты что собираешься работать до тех пор, пока не упадешь замертво?». На что я ответил, что так, вероятно, и будет, разве что у моего здоровья окажутся другие планы. И жена ответила: «Ну что ж, да будет так, если это действительно то, чего ты хочешь». И да – я хочу именно этого. Актерство – моя большая страсть.

Вы когда-нибудь пытались переписать сценарий фильмов, в которых снимались?

Никогда. Я серьезно отношусь к сценариям - как к дорожным картам. Мы живем в век, когда никто уже не пользуется дорожными картами, им на смену пришли навигаторы. А раньше все было по-другому – мы путешествовали с картами, иногда сбивались с дороги, импровизировали, но всегда знали, что можем свериться с маршрутом на бумаге и вернуться на правильный путь. Так и со сценарием. Его не нужно переписывать, но всегда можно позволить себе собственную интерпретацию. 

Ваш стакан наполовину пуст или наполовину полон? 

Большую часть времени я пребываю в приподнятом настроении. Конечно, со мной, как и со всеми людьми, случаются периоды грусти и кризисов – такое было во время локдауна, например.  Но потом я вспоминаю о том, что миру не впервой проходить через сложные этапы, кризисы были и всегда будут. Я смотрю на озлобленных и желчных людей и думаю: «Ну уж нет! Я не потрачу время своей жизни на тоску и негатив».

Каким было ваше самое лучшее решение?

Переезд в Калифорнию. Не знаю, почему я решил сюда перебраться, но что-то внутри меня однажды сказало: «Ты должен переехать в Калифорнию». Это не было вопросом денег, карьеры или возможностей. Но сейчас, спустя 40 лет после переезда, я чувствую себя от этого решения очень счастливым. 

Что вам больше всего нравится в вашем возрасте? 

Мне нравится меньше переживать о разных вещах – например, о работе. По молодости мне все время хотелось, что все мои роли были максимально реалистичны и глубоки, и это нормально. Но с годами я понял, что мои ролевые модели – такие актеры как Уильям Холден или Роберт Митчем.  Они как будто позволяли своим ролям обтекать себя снаружи, не принимая происходящее на свой счет. Поэтому сейчас я, конечно, разучиваю дома свои роли, но отношусь к этому проще, без надрыва. Мне очень понравилось работать в «Отце» с Оливией Колман [Оливия играет роль единственной дочери главного героя Эбигейл], потому что она работает точно так же. Легко, без чрезмерности.

Ваша третья жена Стелла (актриса и продюсер, 65 лет) родом из Колумбии. Как изменилась ваша жизнь с ее появлением?

В ней стала больше драйва! Жена дразнит меня домоседом, и это так. Я типичный валлийский зануда – люблю одиночество и тишину.  Еще супруга зовет меня счастливым гиппопотамом. Все ее друзья – латиноамериканцы, они постоянно о чем-то болтают, а если я спрашиваю, о чем речь, говорят, что это не мое дело. Мне кажется это очень милым. 

А есть у вас привычки, которые ее раздражают? 

Я очень беспокойный и постоянно задаю своей жене вопросы, потому что хочу все обо всем знать. Если мы собираемся куда-нибудь поехать, непременно спрошу «На чем мы поедем?», «Какую машину возьмем?», «Как бы нам не опоздать?». Это доводит ее до бешенства! 

Вы аккуратный человек? 

Мне не нравится жить в хаосе, но не могу сказать, что я помешан на порядке. Мне нравится, чтобы вещи были на своих местах, чтобы у меня всегда была возможность этот порядок временно нарушить. Нагромоздить друг на друга кучу книг, например, чтобы вся эта гора в итоге на меня обрушилась. 

Вы человек-собака или человек-кот? 

И то, и другое. Мы с женой спасаем собак и кошек, попавших в беду, и я преклоняюсь перед этими созданиями. Они столь многому способны нас научить, и мне очень больно, когда люди причиняют им страдания. Животные – проявление высшего разума на земле, не устаю восхищаться их отношению к жизни. Люблю и восхищаюсь и котами, и собаками. У меня у самого всегда были коты, с самого раннего детства. 

С какими чувствами вы оглядываетесь на прожитые годы? 

Это может показаться мистическим, но прошедшая жизнь кажется мне эдакой иллюзией, как будто кто-то другой был там, не я. Я думаю обо всем, через что мне пришлось пройти и спрашиваю себя: «Неужели это все и правда со мной приключилось?».

Есть ли у вас в доме ваше личное кресло? 

Есть, но обычно в нем сидит кот. 

Авторский перевод выполнен специально для проекта www.baba-deda.ru

Источник

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика