Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиПовторил бы все сначала

Люди: Повторил бы все сначала

10.01.2022

Полеты не во сне, а наяву.

Негромкому голосу лучше внемлют

– Прикипел, – признается Сергей. – Меня сюда какая-то неведомая сила тянет. Каждый вечер поднимаюсь на Нарьину гору и любуюсь куполами церквей, багряными закатами, бескрайней Онегой. Отсюда вся округа как на ладони. Райский уголок…

В первый же сезон своего пребывания на острове я напросился на экскурсию к Пронченко. Знал, что многие гиды не жалуют «посторонних ушей», то есть своих коллег, но тем не менее рискнул. «Приходи, если интересно», – буднично отреагировал Сергей на мою просьбу.

Тогда, до пандемии, он в основном работал с немецкими группами, но в последнее десятилетие наплыв туристов настолько огромный, что русскоязычные гиды не успевают обеспечивать экскурсионным обслуживанием всех, кто желает посетить Кижи. Поэтому привлекают и «немцев», и «англичан», и «французов».

Стоял июль – самый разгар сезона. Группа, которую определили Сергею, была большая – человек 30 с теплохода «Михаил Ломоносов». Все они, как потом выяснилось, приехали в Карелию из разных регионов. На тот момент я уже и сам провел не одну экскурсию, да и других гидов слышал. Конечно, все мы разные, отличаемся уровнем подготовки, опытом, характерами, тональностью речи. Помню, еще на первых курсовых занятиях нам не раз говорили, что у каждого свой индивидуальный текст экскурсии. Да, есть общая методическая канва, которая незыблема. А все остальное – творчество, импровизация, использование своей информационной копилки. И даже зная об этом, я удивился, когда в трапезной Покровской церкви Сергей долго стоял с туристами у иконы «Страшный суд». Обычно о ней экскурсоводы только упоминают.

– На западной стене икона «Страшный суд» XVIII века, – негромко рассказывал Сергей. – Вверху изображение Бога-отца. Он посылает Христа судить народ. С одной стороны – праведники, с другой – грешники. Из пасти геенны огненной поднимается змий. На нем 19 колец. Это 19 грехов, или мытарств. Самые страшные из них – гордыня, зависть и убийство. Гордыня на первом месте. Она считается началом всех грехов…

С первых слов экскурсовод завораживает публику. Он строит свой рассказ так, что в нем нет ничего лишнего, правильно расставлены акценты, которые выделяются голосом. В группе люди разных возрастов и религиозных убеждений, интересов и жизненных позиций. Но у иконы они единое целое. Сергей рассказывал о ней профессионально, как специалист, владеющий знаниями об истории иконописи, ее смысловом многообразии, но говорил об этом просто и душевно негромким, но убедительным голосом.

Кстати, о голосе. Есть экскурсоводы, которые очень громко и быстро рассказывают. Мы говорили об этом с Пронченко. «Негромкому голосу лучше внемлют, – улыбнулся он. И добавил: – Важно, чтобы от сердца шло, тогда услышат».

Тогда я еще был едва знаком с Сергеем, поэтому не мог предположить, почему он делает в своей экскурсии акцент на иконе «Страшный суд». Сейчас понимаю. Он старается жить по Божьим заповедям. Несмотря на то что его считают лучшим экскурсоводом на немецком языке, он не кичится этим. Не завидует никому. Не терпит фальши и хитрости в отношениях с людьми.

Как-то я поинтересовался у Пронченко, почему он отдает предпочтение иконе «Страшный суд», ведь в трапезной церкви выставлены иконы и из других церквей и часовен кижской округи.

– Мне даже трудно представить ее в Никольской часовне деревни Тамбицы, – начал Сергей. – Ее сюда привезли, когда решили организовать выставку икон из заонежских храмов. Она слишком большая для часовни. Сложная многофигурная композиция. Иконописец с удивительной легкостью отразил масштабность, грандиозность события, вместил в ограниченное пространство большое количество сюжетов и сцен. Икона заставляет задуматься над тем, как мы живем. Я вижу, как после посещения церкви меняются лица людей…

Сергей не только интересный рассказчик, но еще и психолог. Чувствует группу, настроение туристов с первых минут знакомства. Как признается сам: «Грузить я не буду, если людям интересно – рассказываю, нет – идем дальше».

Уроки немецкого

На юго-востоке Карелии, рядом с Вологодской и Архангельской областями, есть небольшой старинный город Пудож, который местные жители называют маленьким Парижем. Сергей родился и провел свое детство там. Когда он учился в шестом классе, отец перевез семью в поселок Новая Вилга, что всего в 20 километрах от Петрозаводска.

Любимым предметом Сергея с детства был немецкий язык, он был лучшим учеником. К сожалению, в новой школе изучали только английский язык. К немецкому языку он вернулся уже в зрелом возрасте, когда после армии поступил на вечерние курсы «Оракул» при Петрозаводском педагогическом институте. Быстро вспомнил и лексику, и грамматику чужого языка.

Память у Сергея всегда была отменная. В этой связи он привел далекий эпизод из детства. Сестра Сергея в школе изучала английский, и ей часто давали домашнее задание – учить стихи в первоисточнике. В итоге младший брат, повторяя за сестрой, выучил полсотни стихов. К слову, он и сейчас легко запоминает даты, любую информацию. Знает наизусть почти всего Есенина, цитирует Пушкина, Пастернака, Окуджаву.

Руководитель курсов Елена Иванова и посоветовала способному юноше поступать в институт. Сергей засмущался, мол, какой вуз в 23 года. Сейчас с улыбкой вспоминает тот разговор и благодарит педагога, которая надоумила его подать документы. Несмотря на большой конкурс, Пронченко легко сдал экзамены и поступил в институт. Сокурсники его уважали, как-никак армию отслужил, да и немецкий знает лучше всех.

Уже после первого курса летом Сергей поехал покорять остров. Пока учился, работал экскурсоводом только месяц-другой, а потом стал приезжать на весь сезон. Немцы были всегда в восторге от его экскурсий. Не раз приглашали в гости, посетить Германию. Предлагали даже дорогу оплатить, но Сергей вежливо отказывался. Сейчас, во время пандемии, скучает по общению с немецкими туристами, ему хочется говорить и слушать их речь.

История в лицах

За 25 лет, проведенных Пронченко в Кижах, сменилось не одно поколение экскурсоводов, много разных событий произошло. Он был свидетелем реставрации Преображенской церкви от начала и до конца. Наблюдал за тем, как внутри ее вначале поставили металлокаркас, потом разделили храм на семь поясов и домкратами приподняли 600‑тонную махину над землей почти на 20 сантиметров. Стали нижние венцы вынимать и отправлять в плотницкий центр, построенный специально для реставрации за деревней Ямка.

Об этом и многом другом Пронченко рассказывает туристам. Сергей еще застал то время, когда делала свои первые шаги программа «Ожившая экспозиция». Мастера в традиционных костюмах представляли различные ремесла в домах и усадьбах крестьян Олонецкой губернии XIX – начала XX века.

…Заходя в зимнюю избу дома зажиточного крестьянина Ошевнева, туристы от неожиданности ахают: перед их взором предстает девушка в сарафане, с лентами в косе, сидящая за прялочкой и умело крутящая веретенце. На втором этаже в просторной гостевой зале туристы знакомятся еще с одной мастерицей, которая занимается изготовлением украшений из бисера или речного жемчуга.

Рядом с домом Ошевнева мастер в крестьянской одежде и с длинной бородой и с топором в руке изготавливает осиновый лемех, которым покрывали главки часовен и церквей. Ловкие движения топора – и через считаные минуты вы держите в руках свежий лемех, от которого исходит запах сочного арбуза.

А сколько мероприятий за эти десятилетия прошли на острове?! Фольклорные и музыкальные фестивали, парусные регаты, дни ткачества, прядения, фестивали чая и ремесел, народные праздники и гулянья. У причала когда-то стоял почти десятиметровый дебаркадер. Неподалеку рыбаки торговали свежей рыбой. С материка приезжали: из Ерснево, Оятевщины, Великой Губы.

– С крыши дебаркадера можно было прыгнуть, душу отвести, – вспоминает Сергей, и его глаза загораются огнем отчаянного человека, любящего экстрим.

С дебаркадером у Пронченко связано еще одно воспоминание. Однажды, прогуливаясь рядом, он услышал всплеск воды, понял, что в озеро что-то упало. Находившийся здесь же милиционер пояснил, что гостья из Англии нечаянно уронила в озеро фотоаппарат.

– Рассказывает мне, – вспоминает Сергей, – а тем временем бедная англичанка мечется у воды, руками машет, показывает на озеро. Я, не раздумывая, ныряю и достаю фотоаппарат. Счастливая англичанка благодарит, достает из кошелька доллары. Денег, конечно, я не взял. Улыбнулся, сказал на английском: «Будьте аккуратны, мадам!» От моего английского она опешила.

Мечта жизни – дельтаплан

В межсезонье гид Пронченко придумывает себе новые занятия и увлечения. Лет десять назад купил дельтаплан без двигателя и пошел на курсы в Петрозаводский клуб начинающих авиаторов.

– Это была мечта всей моей жизни, – рассказывал Сергей. – Подростком по телевизору увидел передачу. Как сейчас помню, играет музыка, и состоятельный иностранец летит на дельтаплане. Полет длится недолго. Вот он уже стоит на склоне и рассказывает, как в небе хорошо. Ни до, ни после я никому так не завидовал. Мне не раз этот сюжет потом снился.

Не зря говорят, мечты иногда сбываются. Вот и у Сергея настал этот час. Пронченко договорился с коллегой из музея «Кижи», что тот поможет на снегоходе поднять его дельтаплан с помощью длинной веревки в небо. Сказано – сделано. В Новой Вилге на огромном поле в два километра Алексей разогнал снегоход до 50 километров в час и потащил за собой дельтаплан, которым управлял Сергей. Несколько мгновений – и он взмыл на 250‑метровую высоту.

Пронченко показывал мне отснятые на видео полеты. Потрясающее зрелище! Сергей говорил, что в небе он даже пел песни от счастья.

После зимних полетов решили продолжить их летом на острове Кижи. Выбрали, как им тогда казалось, подходящий холмик метров 12 высотой. Первые две попытки оказались удачными, решили еще раз испытать судьбу. Но при взлете ветер вдруг успокоился.

– Не успел опомниться, как дельтаплан вдруг просел, – вспоминает Сергей, – и я ткнулся в землю. Услышал только хруст в локтевом суставе. Кусок кости сантиметров в десять в сторону ушел. Пластину железную ставили, потом ее снимали. После операции через три недели вернулся, в гипсе вел экскурсии. Меня ставили на медленно ходящих туристов. Ну и зрелище было…

Однако уже следующей осенью Пронченко возобновил полеты, только уже на огромной поляне в Новой Вилге. А два года назад купил себе мотодельтаплан. Прошлой зимой впервые испытал его на льду.

– Нужно поймать погоду, полный штиль. Однако безветрие бывает только в сильный мороз. Но, когда поднимаешься в небо, обо всем забываешь, – говорит Сергей.

Его увлечения всегда связаны с природой. Он с интересом ищет в различных источниках информацию о выживании в экстремальных условиях. Собирается переночевать в зимнем лесу. Во-первых, это необычно, а во-вторых, человек должен быть готов ко всему.

– Костер таежный «Нордик» я умею делать, – рассказывает Сергей. – Параллельно ему сооружаешь из жердей лежак, лапником устилаешь и укладываешься спать.

Еще одно увлечение Пронченко – фотоохота. Обзавелся фотоловушкой, в его эксклюзивной коллекции уже и медведи, и лисы. Весной надеется снять токование глухаря.

Познакомившись с этим неординарным человеком, а через годы лучше его узнав, я тем не менее не могу удержаться от вопроса:

– Что бы ты изменил в своей ­жизни?

– Повторил бы все сначала, – отвечает Пронченко.

Учительская газета

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика