Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиПросто кошмар: как не быть бесконечным источником негатива для других людей

Отношения: Просто кошмар: как не быть бесконечным источником негатива для других людей

12.01.2022

Слова типа «ужасный», «кошмар» или «катастрофа» входят в ваш постоянный лексикон? А как насчет «чудовищный» и «все пропало»?

Пришло время от них избавиться, уверен Дэниел Фрайер, специалист в области РЭПТ — рационально-эмоционально-поведенческой терапии. Forbes Life приводит рекомендации из книги Фрайера «Вредные мысли», выходящей в издательстве «Альпина Паблишер», как отказаться от излишней драматизации.

Слова типа «ужасный», «кошмар» или «катастрофа» входят в ваш постоянный лексикон? А как насчет «чудовищный» и «все пропало»? Если входят, пришло время от них избавиться. Некоторые люди, требующие чего-либо, склонны раздувать проблему до ужасающих, катастрофических масштабов. Они берут проблему или вероятность невыполнения требования и превращают их в настоящую драму.

Словарь приводит конкретное значение слова «ужасный». Оно используется для описания чего-то очень плохого или неприятного: «погода была просто ужасная» или «не ешь там, еда в этом месте ужасная». Слово также употребляется для усиления степени, особенно если речь идет о чем-то плохом или неприятном, например: «Ох, кажется, я выставил себя в ужасно глупом свете» или «Слышали, что стряслось у бедной Джейн? Это так ужасно».

Однако в РЭПТ «ужасный» значит нечто иное. А именно, что вы делаете что-то гораздо хуже, чем оно есть на самом деле. Когда вы усугубляете «ужасность» какого-то события, оно не просто плохое — оно катастрофически плохое, это просто «конец света», «хуже быть уже не может», самый страшный кошмар. Короче говоря, «ужасно» в РЭПТ означает на 100% плохо.

Драматизация мешает, потому что является экстремально высокой оценкой негативности той или иной вещи, ситуации или того, насколько критично невыполнение вашего требования. Иногда люди называют ужасными определенные контексты, в частности, когда у них есть конкретное требование, типа «я всегда должен приходить вовремя, и, если не получается, это ужасно». Если такой человек не находится в провоцирующей требование ситуации или если требование выполнено, он не станет драматизировать и, естественно, будет оценивать ситуацию более трезво.

Тем не менее, некоторые люди драматизируют в более общем смысле и буквально каждый день. Для них все кошмар, все ужасно и все — конец света. Возможно, я описал кого-то из членов вашей семьи, ближайшего окружения или коллег? Такие люди всегда видят самый плохой вариант развития событий и с удовольствием указывают на все, что может пойти не так, какую бы идею вы ни предложили: будь то бизнес-проект, покупка или отпуск. С этими знакомыми вы не решитесь поделиться планами, опасаясь, что они испортят вам настроение своим негативным настроем. Для любителей драматизировать вся жизнь — сплошная безнадега.

Многие мои клиенты осознавали или соглашались с тем, что они законченные пессимисты, всегда думающие о самом плохом сценарии и о том, что «стакан наполовину пуст». Конечно, в кабинете психотерапевта можно драматизировать, но, похоже, у меня есть способность притягивать к себе таких людей и вне практики, во множестве других мест, особенно на автобусных остановках. Понятия не имею, почему они выбирают меня в качестве собеседника (я же не ношу футболку с надписью «психолог»), но буквально на прошлой неделе это произошло в очередной раз.

На прогулке с собакой меня застал врасплох сильнейший ливень, и я забежал под укрытие ближайшей остановки, где уже сидела маленькая старушка. Я вымок до нитки, моя собака тоже. Женщина посмотрела на меня, затем неодобрительно буркнула.

— Видали, какая погода? — спросила она, кивнув головой.

— Эм, да? — моя реакция была немного вопросительной на случай, если она имела в виду не очевидное проявление погоды, которое мы оба наблюдали из нашего относительного сухого и безопасного укрытия.

— Ужасно, правда? — продолжила она. — Никогда не видела ничего подобного.

В словах дамы был не буквальный (словарный) смысл слов, это был не просто комментарий. Она имела в виду фаталистический смысл, как в РЭПТ. Когда она говорила, плечи у нее поникли, а голос был медленным и слабым. Дождь действительно расстроил ее. Она тяжело вздохнула.

— Э-э-э... — протянул я.

Я решил не напоминать ей про вчерашний ливень, или тот, что был на прошлой неделе, или на позапрошлой, или вообще любой сильный дождь, который идет с незапамятных времен каждую неделю, ведь мы в Великобритании и здесь всегда такая погода.

— Просто ужасно, — повторила она и замолчала. Так мы и переждали дождь в тени черной тучи дискомфорта, которая никак не была связана с ливнем, но нависла над нами обоими. Драматизация может поставить крест на любой беседе.

Для таких людей любой ливень — катастрофа. Каждый период сильной жары, каждая пробка на дороге, пропущенная встреча, счет за электричество, неприятная новость в газете — это не просто плохо, а самое ужасное, что только могло приключиться. Если что-то идет не так — все пропало. Эти люди либо пребывают в постоянной тревоге, либо в вечном напряжении, которое может оказаться заразным, если вы не будете соблюдать осторожность.

В кабинете психотерапевта и вне его, в определенных ситуациях и в жизни в целом люди могут драматизировать по любому поводу: не получили того, что хотели, кто-то не так с ними разговаривал, жизнь несправедливо с ними обошлась и так далее.

Конечно, слова типа «ужас» и «кошмар» употребляются в разговоре постоянно. Кто-то заходит в комнату и говорит: «Какая ужасная погода» или «Джон, ты просто ужасно выглядишь, с тобой все в порядке?», и это не будет мешать ни самому говорящему, ни окружающим. В РЭПТ слово «ужасный» (и родственные ему «кошмарный», «все пропало», «катастрофа» и прочие) относится только к тем людям, которых беспокоит убеждение, что дела обстоят намного хуже, чем на самом деле. Такие люди быстрее раздражаются, расстраиваются или пребывают в практически постоянной тревоге из-за неадекватной оценки серьезности ситуации.

Взять, к примеру, легкие наркотики. Многие употребляют их. Некоторые принимают их, потому что это весело. У них нет зависимости, они балуются легкими наркотиками от случая к случаю. Что бы они ни принимали, это лишь часть их насыщенного и разнообразного отдыха, включающего общение с людьми и прочие занятия. Однако другие люди принимают наркотики, чтобы заглушить боль и страдания жизни, которую они считают невыносимой. Такие злоупотребляют наркотиками (или алкоголем, азартными играми, сексом и так далее), отказываясь от всего остального или будучи уверенными, что у них больше ничего нет. Эти люди рискуют стать зависимыми. Вот что может сделать убежденность в том, что что-то ужасно.

Наш помощник — оспаривание

С драматизацией все так же, как и с требованием: нам нужно ее оспорить. Мы подносим ее к яркому свету разума и спрашиваем: «Погодите, разве это убеждение верно, разве оно имеет смысл и помогает мне в достижении цели?»

Мы хотим знать, есть ли доказательства в пользу этого утверждения, полученные с помощью наблюдения или опытов. Мы хотим услышать голос разума, звучащий в этом утверждении (или его отсутствие), мы также хотим понять, поможет ли убеждение решить проблемы разумно и реалистично, или наоборот. Давайте же сделаем это.

Вспомните лысых парней (как вы знаете, я один из таких). «Быть лысым ужасно, — уверенно заявляли многие из них. — Все пропало, моя жизнь кончена». И в качестве доказательства того, что быть лысым ужасно, они приводили аргументы типа «мне это не нравится», «я чувствую себя менее мужественным», «мне нравились мои волосы», «я не смогу найти девушку», «люди будут осуждать меня», «выпавшие волосы забьют раковину» и тому подобные.

Напоминаю, «ужасный» с точки зрения РЭПТ значит плохой на %, самое плохое, что вообще может с вами случиться. Если это правда, значит, вы не можете придумать ничего хуже. Но вы можете. Множество вещей хуже, чем быть лысым. Как минимум, никто не болен, не ранен, не умер. В общем, это не конец света. Ты всего-навсего облысел. И любое событие, которое вы можете назвать более плохим, чем облысение, доказывает, что это не «ужасно».

Однако то, что было предложено мне в качестве доказательств, действительно подчеркивало, что быть лысым — это плохо, поскольку (как минимум) никому из тех мужчин, которые приходили ко мне, это не нравилось и они могли констатировать негативные последствия облысения.

Возможно, это плохо, возможно, есть негативные последствия, но этого недостаточно, чтобы это было ужасно. На самом деле это разные вещи. Представьте себе, что любую вещь или событие, которые вы можете назвать плохим, можно поместить на этой шкале выше или ниже по отношению ко всем остальным плохим вещам, которые на ней есть. А «ужасный» располагается на абсолютно другой, несуществующей, бессмысленной шкале 100% и выше. Если вам не нравится быть лысым, это займет место на шкале плохого, но не на шкале ужасного. Плохо — это одно, а ужасно — совершенно другое.

Кроме того, убеждение, что быть лысым плохо, вам не помогает. Вы сгущаете краски. Те, кто так считает, страдают из-за неизбежного, и, будучи зацикленными на своей мнимой непривлекательности, могут не заметить людей, считающих их симпатичными, тратят целое состояние на лечение, которое на самом деле не работает, и так далее. Единственное, чего они добиваются, — это усугубляют проблему.

В языке существуют устойчивые выражения, очень четко объясняющие этот процесс, например «делать из мухи слона» и «много шума из ничего». В этом-то и заключается драматизация: вы превращаете муху в слона, создаете много шума из ничего. Короче говоря (как на днях осознала одна из моих клиенток), это убеждение превращает вас немного в «королеву драмы».

Одна из моих подруг не может нормально общаться со своей матерью, поскольку та является именно такой королевой драмы — паникером космического масштаба, бесконечным источником негатива и жалоб на все ужасные, чудовищные, кошмарные вещи, которые с ней приключились, приключаются и, вероятно, приключатся в ближайшем будущем. «Расскажи что-нибудь хорошее», — робко просит моя подруга, как только получается вставить слово, в надежде, что можно хоть как-то прервать мамин поток мыслей или немного поднять ей настроение, но этого редко удается добиться. В итоге она сама подолгу переживает из-за влияния всех этих негативных мыслей не только на психику матери, но и на окружающих ее людей и в целом на качество ее жизни.

Запомните, пожалуйста: когда вы пытаетесь логически обосновать драму, когда просеиваете факты, чтобы проверить, верно ли ваше конкретное «ужасно», разумно и полезно ли оно (нет), когда вы задумываетесь обо всем, что может быть хуже, чем ваша проблема, постарайтесь не тревожиться еще сильнее, потому что все эти вещи едва ли произойдут. Я повторю: едва ли это произойдет. Мы лишь пытаемся внести равновесие и осознать, насколько вы раздуваете проблему.

Множество моих клиентов начинали паниковать, когда их компании с сожалением объявляли о предстоящих вынужденных сокращениях. Паникеры, безо всякой на то причины, убеждали себя в том, что они окажутся в числе сокращенных сотрудников, что этого не должно произойти и что это будет ужасно. Далее они рисовали в голове пугающие картины: их уволят, они не смогут найти другую работу, не смогут оплачивать счета или ипотеку, потеряют дом, окажутся на улице и так далее. И все это из-за убеждений, сформулированных исходя из неопределенного заявления.

Не все, у кого есть требования, драматизируют, когда требование не выполнено. Вы можете предъявлять требования, но не иметь склонности преувеличивать негатив ситуации. Однако некоторые люди сгущают краски, будучи уверенными, что они этого не делают. Чтобы убедиться, делаете ли вы это, попробуйте подумать о ситуации в тот момент, когда она беспокоит вас больше всего. Когда вы сильнее всего злитесь или тревожитесь, так ли это ужасно? Задумайтесь об этом «в моменте», а не «после». Обычно, когда момент проходит, возвращается способность мыслить здраво.

Другие считают, что не драматизируют, потому что не распознают само это слово. Одна моя клиентка была абсолютно уверена, что она не паниковала и не драматизировала, особенно в том, что касалось проблемы, над которой мы работали. Но каждую неделю она просила выделить несколько минут в начале нашей беседы, чтобы поговорить на отвлеченные темы. Это давало ей возможность высказаться по поводу драм и кризисов, которые произошли за неделю. И чаще всего она использовала вот эти две фразы: «Это было просто ужасно» и «Полный кошмар, честное слово». В общем, она совершенно точно драматизировала, так как «просто ужасно» и «полный кошмар» означают «на 100% плохо».

Драматизация не всегда, но зачастую выражается в словах. Много лет назад я работал в условиях постоянного стресса и горящих сроков. Каждую неделю с одним из множества проектов, которыми мы занимались, что-то могло пойти не так. И когда что-то срывалось, всегда появлялась группа закоренелых паникеров, которые сокрушались, причитали и возмущались: «Ну вот, теперь все пропало!» или «Да это ж полная ж*па!». Также для описания различных проблем всякий раз использовалось слово «катастрофа». Эти ребята постоянно бросались из одной надуманной драмы или катастрофы в другую. Только вот на самом деле ничего не пропадало и не становилось указанной частью тела.

Стоило паникерам выйти ненадолго прогуляться или выпить кофе и покурить, как работа в компании продолжалась в обычном режиме. Это были всего лишь проблемы — проблемы, для которых всегда находились решения. Было бы здорово, если бы хоть иногда эти товарищи справлялись с трудностью, не объявляя ее катастрофой вселенского масштаба, но они просто не умели иначе.

Никогда и ничто не ужасно и не является концом света — кроме самого конца света. Всегда можно придумать что-то хуже, хотя иногда для этого придется напрячь мозг. А если вы не справитесь, я помогу: у меня за плечами огромный опыт. А если и я не смогу (что маловероятно), наверняка сможет кто-то еще, ведь у людей такое богатое воображение*.

Вернемся к моему убеждению про толпу. Требуя, чтобы другие люди не оказывались у меня на пути, я также был убежден, что, когда они это делают, это просто ужасно. Но это убеждение не было верным. Даже в самом переполненном торговом центре, в день самого большого ажиотажа за весь год, когда все в меня врезаются, наступают на ноги или ставят подножки, я все равно могу придумать что-то похуже, например сломать ногу, вылететь с работы, расстаться с любовью всей своей жизни и так далее. Конечно, я не любил толпу, мне не нравились люди, оказывающиеся у меня на пути (они и не должны были мне нравиться), но только из-за того, что они мне не нравились, и из-за того, что на моей шкале плохого было место для людей, преграждающих путь, нельзя было сделать логический вывод, что это ужасно. Разумеется, толку для меня от этого убеждения не было никакого. Я превращался в королеву драмы или вышедшего из-под контроля паникера. Я кричал, бранился, буквально рвал и метал, рычал медведем, возмущаясь несправедливостью происходящего. Это могло продолжаться часами. Это же было причиной, по которой я избегал и боялся приятных вещей, например концертов, фестивалей, праздников и пикников на свежем воздухе.

Также я был ужасным партнером по шопингу, что может подтвердить добрая половина моих друзей.

Forbes

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика