Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиВ гостях у Карлсона или Как художник построил на крыше дом своей мечты, о котором теперь знает вся Уфа

Люди: В гостях у Карлсона или Как художник построил на крыше дом своей мечты, о котором теперь знает вся Уфа

13.01.2022

Максим Холодилин рассказал, почему дом под облаками бросил ему вызов, при чем тут герой книги Астрид Линдгрен и почему квартира превратилась в музей.

Расписное диджуриду на серванте, коллекция масок из Перу, солярный знак инков, сарматский кинжал 1500-летней давности, первый журнал, изданный самим Пушкиным, и самый настоящий трон по соседству с табуретками из позвонков кашалота. Нет, это не склад реквизита в театре, а дом, где под облаками живет уфимский художник Максим Холодилин.

Но это еще не самое удивительное - к себе домой Максим водит экскурсии! Почему дом под облаками бросил ему вызов, при чем тут герой книги Астрид Линдгрен и почему квартира превратилась в музей: откровенные признания Максима Холодилина журналисту Пруфы - в нашем материале.

Квартира Максима начинается со сказки Астрид Линдгрен о Карлссоне, который живет на крыше: его именем подписана даже табличка на двери. Ну а кому же еще может принадлежать дом на крыше дома 14-этажной жилой высотки?

Впрочем, утверждение, что вся квартира на крыше только и служит прославлению персонажа доброго хулигана с пропеллером, будет неправдой. Жилище Максима - это, скорее, музей над городом, к созданию которого приложили руку его друзья-художники.

Однажды Максим осознал, что красотой нужно делиться, и стал водить к себе домой самые настоящие экскурсии – прийти и послушать бой часов, истории о картинах, и истории о создании квартиры-музея может любой.

Экскурсию по дому Карлсон-Максим открывает с крыши. Но если вы думаете, что в крыше нет ничего романтичного, только голуби и орущие коты, - вы сильно ошибаетесь. На крыше Холодилина вы почувствуете себя если не Вселенским рулевым, который мчит вперед всю планету, то хотя бы орлом, ну или на худой конец крановщиком башенного крана – все-таки 14 этаж.

Как говорит Максим, создал дом на крыше архитектор Дмитрий Винкельман. В ясную погоду его видно и с улицы Цюрупы, и с бульвара Ибрагимова. Ну и виды с крыши открываются соответствующие: хочешь – на проспект Салавата Юлаева смотри, надоело – огни на затонском мосту и проспекте Дружбы народов рассматривай.

- Ключевое для меня место. Это как на верхней палубе мостик капитанский, я отсюда правлю миром на аутсорсе. Когда боженьке некогда, он звонит и говорит: «Можешь?» - «Могу!», - смеется Максим.

На другой стороне от его дома находится еще одна смотровая площадка, она позволяет оценить масштабы гражданского волшебства: что для жильцов высотки крыша, для Максима попросту балкон. Даже веревки для просушки белья тут натянуты - для антуража и по прямому назначению.

Основные строительные работы в доме были закончены в 2006 году, декоративные продолжались, по словам Максима, еще лет 10. Поначалу домик на крыше был запроектирован как мастерская художника. И если вы присматривались к крышам городских высоток, то видели таких по Уфе великое множество, правда, не столь затейливых. Обитал тут до Максима его товарищ Александр Желнин. Он же декорировал некоторые поверхности в доме Максима.

- На этапе проектировки жилого дома форму домика Карлссона заложил Дмитрий Винкельман. Поначалу тут было засранное строителями пространство – две жестянки и два простенка. На тот момент строительство не было закончено – его заканчивал, подводил коммуникации и вводил в эксплуатацию я, - рассказывает Максим. - Я же художник, и мне нужна была мастерская. Только потом стало понятно, что это - пентхаус в центре города. Мастерская в мансарде пентхауса, по сути, это одно и то же, разница только в том, насколько грязный пол.

На ПМЖ на крышу он перебрался в 2016 году.

Как говорит Максим, сначала ни о какой связи со сказкой о Карлссоне он для себя не видел. Вызов ему бросил сам домик на крыше.

- Возникла самоидентификация как некая художественная ситуация. Произведением искусства ведь не обязательно является объект – это может быть и ситуация, - объясняет развитие карлссоновской сюжетной линии Максим. – Изобразительное искусство - это искусство создания визуальных образов, и ничего больше.

Сам Холодилин называет свой дом убежищем от некрасоты мира.

Все в доме Максима - Карлссона, даже самая, казалось бы, странная и неуместная вещица вроде банки из-под табака, подобрано и расставлено со смыслом.

Сразу у входа в квартиру - японские ворота Тори, которые символизируют переход от суеты к молитвенной возвышенности.

- В данном случае говорить о молитвенной возвышенности трудно, но что-то сверхнеестественное тут безусловно есть, - смеется Максим.

Условный хлам на шкафу - это композиция Саши Желнина, у нее есть правильный художественный ритм.

- Это не хлам! – восклицает Холодилин, - это работа художника!

Сразу у входа в квартиру - японские ворота Тори, которые символизируют переход от суеты к молитвенной возвышенности.

- В данном случае говорить о молитвенной возвышенности трудно, но что-то сверхнеестественное тут безусловно есть, - смеется Максим.

Лавочка у входа – денежная, при ее создании использовались настоящие дореволюционные деньги.

- Гости садятся на нее перед уходом и впитывают ...опой прану, чтобы стать богатым, - смеется – Максим.

Тут же – работа известного уфимского соцреалиста Рашида Нурмухаметова.

- Она интересна тем, что незакончена, - объясняет Максим. – В результате трех уровней проработки – наброшенные линии, положенные основные цвета, и полностью законченное лицо – рождают у нас ощущение еще одной координаты – движение сквозь время. Как будто она проявляется.

Никаких неоригиналов тут нет. Вот, например, эту маску из речного голыша сделали индейцы мапуче, ей лет 150. На том месте, где жили Мапуче, сейчас стоит город Сантьяго в Чили.

А слева, рядом с портретом, туми – ритуальный нож инков, для вскрытия черепа. Но не времен инков, современный. Его Максим купил в Куско - столице инков.

Люстра – мрачное средневековье на цепи и противовесе: с грохотом опускается ниже, если нужно подсветить что-то на столе. Когда-то была простым колесом родом из Мишкинского района. Оно стало районному МТС не нужно, когда телеги сняли с вооружения.

Кухонный гарнитур тоже с крышами. Максим придумал, а реализовал Юрий Юдинцев.

Смотрим в левый верхний угол – это дверь-луна, которая ведет на тот свет.

- Когда мы уйдем, дети же должны знать, за какой мы дверью, – объясняет художник.

Больше чудес - в Интернет-издании Пруфы.рф

Мы в Vkontakte                     Мы в Facebook                     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика