Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовостиЛюдмила Хохлова. Бабушкин чарльстон

Люди: Людмила Хохлова. Бабушкин чарльстон

22.05.2022

«Дети – это наше богатство, а внуки – наши проценты», - говорила моя бабушка Сима, Серафима Абрамовна, работавшая главным бухгалтером.

Бабушка была человек-праздник. Она всегда улыбалась, унылое настроение было чуждо ей. Жизнерадостная, энергичная, с сотней подружек, телефонных звонков и с нескончаемыми планами. Всегда с прической, маникюром, в красивых платьях. Ее девизом по жизни были слова «все хорошо, прекрасная маркиза». Только позитив: все хорошо, все замечательно, да я еще и прекрасная маркиза!

У меня было счастливое детство.Что бабушка – мой союзник, я чувствовала с самых ранних лет, это проявлялась даже в мелочах. Во время моих утренних сборов в детский сад дед с бабушкой перед работой пили кофе с бутербродами, и мне всегда хотелось присоединиться к их компании. Но моя строгая и правильная мама подгоняла меня и следила, чтобы я не перебила аппетит перед детсадовским завтраком. А там была манная каша! С ненавистными комочками! И мне всегда тайно доставался от бабушки бутербродик с нежной докторской колбаской.

Иногда вместо детского сада бабушка брала меня с собой на работу, сажала за отдельный стол, выдавала счеты, арифмометр, казавшийся тогда чудом техники, необычный карандаш из двух половинок: на одном конце грифель был красным, а на другом - синим. Ласковые, приветливые тетеньки – бабушкины сотрудницы - угощали меня конфетами и мандаринами, расспрашивали о моем житье-бытье и считали своим долгом загадывать мне загадки и задавать арифметические задачки, восторгаясь моей сообразительностью: «Ах, какая умная девочка! Пора в школу!» А я все ждала, когда все угомонятся и отвлекутся, чтобы обмакнуть перьевую ручку в чернильницу и начать рисовать на чистом листе бумаги. Или наставить клякс и перемазаться в чернилах. При этом я ощущала полное соучастие в процессе подсчета каких-то неведомых мне цифр и дат. «Мы с бабушкой сегодня работали», - с важным видом отчитывалась я вечером.

Когда в квартире раздавались пронзительные, настойчивые, с короткими интервалами телефонные звонки межгорода, все домашние дружно кричали: «Днепр звонит, скорее, Днепр!» и наперегонки бежали к старому, черному аппарату. Бабушка Сима была родом из Днепропетровска, и там у нее оставались три родных брата и сестра. И любимые племянницы. Разговоры с роднёй были эмоциональными и длительными, несмотря на поминутную оплату. Бабушке нужны были все подробности, и дед иногда иронизировал над ней: «Сима, не забудь спросить, как у Данечки желудочек!». Эта фраза, как теперь говорят, стала в семье мемом. Даня – мой троюродный брат, и у него самого уже взрослые дети.

Мне было лет пять, когда мы с бабушкой ездили в Днепропетровск. Остановились в большой коммунальной квартире у тети Веры, ее старшей сестры. Здесь обитала целая ватага соседских детей, я быстро сдружилась с ними и завидовала их веселой совместной жизни. «Вот бы мне тоже жить в коммуналке, а не скучать в отдельной квартире!» - мечтала я.

«Сегодня вечером мы идем с тобой в театр на взрослый спектакль, давай наряжаться!» - объявила мне бабушка. Я обрадовалась: наконец-то не будет Бармалея с Кощеем и Бабы Яги, которые мне уже надоели на новогодних представлениях, а будут настоящие, живые люди! Играли «Стряпуху замужем». Про любовь. На сцене бойкая, гордая героиня, командующая ухажерами. И выбирающая одного-единственного. Вот, оказывается, как надо! Музыка, песни, интриги, романтическое настроение. Было жалко, когда спектакль закончился. Смотрела бы дальше и дальше.

Бабушка хотела показать меня, внучку, своим стареньким родителям, и мы ходили в гости к прадедушке и прабабушке. У кого-нибудь еще была такая возможность – повидаться со своими прародителями? Дедушка Аба и бабушка Алта жили на Комсомольской улице в центре Днепропетровска в крошечном деревянном домике, пристроенном к какому-то зданию. Они показались мне тогда совсем древними, их скромное жилище и обстановка несли на себе печать времени, которое я не застала и о котором только могла догадываться. Меня посадили за стол рядом с прадедушкой – смуглым, седовласым и с необычно длинной седой бородой. Он подкладывал мне на тарелку угощения и заговорщически нашептывал:

- Хлебушка хочешь? Водочки хочешь?

«Какой странный дедушка, - думала я, - детям ведь нельзя водку…»

Я была серьезной и вежливой девочкой и только смущенно улыбалась ему в ответ. Лишь позже я поняла, что он так шутил со мной.

В начале шестидесятых дед, бабушка и Лариса, моя тетя, получили новую двухкомнатную квартиру в кирпичной пятиэтажке в Черницыно, что рядом с нынешней станцией метро Щелковская. Хрущевки казались тогда хоромами с балконом и белоснежной ванной – когда она наполнялась, вода в ней чудесным образом приобретала нежный бирюзовый цвет. Теперь мы жили отдельно от бабушки, но разлука не бывала долгой - они с дедом каждые выходные забирали меня к себе. Если это была зима, мы отправлялись в лыжный поход на Лосиный остров, если межсезонье – на рыбалку, дед был заядлым рыболовом.

Бабушка Сима и до новой квартиры славилась гостеприимством и хлебосольством, но теперь ей было, где разверуться! Новоселье отмечали чуть ли не целый год. По поводу прибытия из Днепропетровска каждого из родственников устраивался очередной торжественный прием. Оливье, холодец, форшмак, рыба фиш, паштет из куриных шкварок с яйцом, домашние соленья, кабачковая икра и особое лакомство – гефилте гелзеле – фаршированная шейка. Чтобы сделать большую порцию для гостей, бабушка запекала «курку», начинив кожу целой курицы мукой с луком, жиром и специями, и подавала ее в нарезке в виде рулета. А на десерт предлагались конфеты трюфель собственного приготовления и яблочное варенье с прозрачными янтарными цукатами, сваренное по секретному рецепту. Бабушка объяснила мне суть еврейской кухни: из очень простых, недорогих продуктов благодаря мастерству хозяйки можно приготовить наивкуснейшие, хоть и трудоемкие, деликатесные блюда.

Когда же новоселье было уже много раз отпраздновано, бабушка и дед не смогли остановиться: дед смастерил настоящий бильярдный стол с зеленым сукном, который стоял в разобранном виде в кладовке, по воскресеньям к нему прикручивались ножки, его ставили в просторной комнате, доставались кии и шары, снова приходили гости, на кухне был фуршет, светский раут… Я тоже хотела играть в бильярд, но тогда еще ростом не вышла. Зато помогала бабушке на кухне. А Сима была так рада всем пришедшим! Сейчас это кажется фантастикой.

Во время летних школьных каникул мы с бабушкой Симой уезжали в пансионат. Сима была всегда центром притяжения, вокруг нее непременно собиралась веселая компания новых друзей, которые надолго оставались ее приятелями. И на танцы мы с ней тоже ходили.

- Баушк, вот сейчас твист и шейк в моде, а что вы раньше танцевали?

- Ох, как я любила чарльстон! – с романтической улыбкой вздохнула бабушка.

- А покажешь?

- Милочка, я тебя научу!

Напев энергичную мелодию, бабушка лихо продемонстрировала мне несколько па этого волшебного танца. «Ну и зажигала же когда-то моя бабуля!» - подумала я, увидев перед собой не даму старшего возраста, а задорную девчонку – королеву танцплощадки. Немного порепетировав, вечером мы с бабушкой, держась за руки, весело изобразили чарльстон, собрав вокруг себя удивленных и восторженных зрителей. Популярная песенка польской певицы, исполненная затем Тамарой Миансаровой, была точно про нас: «Бабушка, отложи ты вязанье, заведи старый свой граммофон, … научи танцевать чарльстон!».

Когда моя Сима-непоседа вышла на пенсию, у нее появилось новое дело для души: она стала еврейской свахой. В те времена ведь ни брачных агентств, ни сайтов знакомств. Тусовка пожилой еврейской публики у синагоги на улице Архипова была рынком женихов и невест. Здесь происходил обмен информацией и подбор пар. Все действовали на голом энтузиазме, на общественных началах. Бабушка со своей сверхобщительностью и здесь преуспела, обретя множество «коллег», знакомых и приятелей. Сосватанные пары оставались ей благодарны на многие годы. Была тетя Лиза, директор овощного магазина, нашедшая свое счастье благодаря бабушке, она потом всегда звонила, когда ей привозили среди зимы свежие огурцы и помидоры, или еще что-то дефицитное, и спрашивала, что и сколько нам оставить. Конечно, все заказывалось в больших количествах, на три родственные семьи.

Еще была Евгения Михайловна, бабушкина закадычная подружка из соседнего дома. Ее сына, очень положительного молодого человека, с подпольным именем Рыжий Алик (Аликов было несколько, поэтому для идентификации им присваивались эпитеты) бабушка прочила в женихи своей хорошенькой племяннице, которую неожиданно и решительно увел не менее положительный герой со стороны. Впрочем, Рыжего тоже вскоре удачно пристроили.

В моем студенческом возрасте бабушкина энергия свахи настигла и меня. По её настоянию, я несколько раз встречалась с ее протеже, но всех забраковала: «Ба, я пока сама справляюсь!» Знакомиться через бабушек тогда было немодно. Но Сима все равно держала ситуацию под контролем. Когда мама уезжала в отпуск и я оставалась одна, маленькая хозяйка большого дома, бабушка звонила мне каждый вечер и вкрадчиво, вполголоса напоминала: «Милочка, будь бдительна с мальчиками!» Она была очень тактичным человеком, но у меня, дурехи, эти наставления вызывали только раздражение. Я сама знала, как мне жить!

Бабушка Сима была мастерицей сюрпризов. Она могла приехать с противоположного конца Москвы (в то время они с дедом уже жили на Варшавском шоссе) к нам в Кунцево и, пока мама была на работе, а я в институте, забить наш холодильник продуктами и наготовить нам борща и котлет на несколько дней. «Вы же так много работаете и учитесь, вам надо нормально питаться!» Мы с мамой, вроде уже взрослые девочки, чувствовали себя под ее покровительством вечными детьми.

Операция «Мебель» - отдельная история. У Симы была двоюродная сестра Мелли. Они были схожи своим оптимизмом, веселым нравом, мудростью и энергичностью. В один из визитов к тете Мелли мы застали у неё новый, экстравагантный набор мебели: это была стильная пара уютных полукруглых кресел, оббитых ярко-красной тканью, с белыми подушками из лохматого искусственного меха и круглый журнальный столик с таким же красным основанием и стеклянной столешницей. В серой обыденности совка, в вечных клещах дефицита все красочное, импортное привлекало и завораживало. Бабушка запомнила мой восторг… Через месяц или два, приехав домой после занятий, я открою дверь и не поверю своим глазам: в моей комнате, эффектно играя контрастом красного и белого, обосновался точно такой же гарнитур! Как выяснилось, операция проходила четко и стремительно: Мелли обнаружила венгерского красавца в мебельном магазине по соседству, выписала его (то есть забронировала), просигналила бабушке, Сима примчалась в Чертаново с необходимой суммой, купила, тут же организовала доставку, подъем на этаж, расставила все по местам и невидимкой уехала к себе… Баловала меня бабушка. Может, и чересчур, потому что не получается всю последующую жизнь оставаться в статусе принцессы. А бабушки не вечны.

Сима долго болела. Перед своим уходом она тихо сказала мне: «Милочка, Вы уж тут без меня не обижайте деда, заботьтесь о нем»…

Спустя какое-то время у меня раздался звонок. На том конце провода были слышны слегка одесские интонации:

- Милочка, здгавствуй, это Богис Иосифович, знакомый твоей бабушки. Я хочу познакомить тебя с хогошим мальчиком!

- Здравствуйте, Борис Иосифович! Спасибо, но я уже замужем.

- Дааа?! Ну, живи на здоговье!

Мы уже почти распрощались с Борисом Иосифовичем, как вдруг я сообразила, что моя подружка Аля еще не пристроена - пока она по распределению работала в Мали, все бравое войско ее женихов куда-то разбрелось. Она тоже не раз отвергала бабушкиных кандидатов и успела отказаться от такого способа знакомств. «Эх, попробую без спроса еще раз!», - решила я.

- Борис Иосифович, постойте! У меня есть незамужняя подружка! Очень хорошая! – прокричала я вдогонку и продиктовала ее номер телефона. И…Бинго! У нас все получилось! Сегодня моя Аля и ее муж уже нянчатся с внучкой.

Так я закончила одно из дел, начатых моей бабушкой Симой. Мне бы ещё чарльстон станцевать.

Людмила Хохлова

Мы в Vkontakte     Мы в Telegramm     Мы в ЖЖ     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика