Не пропусти наши новости — используй время с пользой Подписаться

Главная страницаНовости«Если я из дома не вышла — день потерян»: как походы помогают жителям Владивостока продлевать молодость

Путешествия: «Если я из дома не вышла — день потерян»: как походы помогают жителям Владивостока продлевать молодость

19.01.2023

Каждый четвертый россиянин боится старости. Этот возраст не предвкушают, его не ждут.

Согласно исследованиям, 71 процент людей запирается дома: они не посещают музеи и библиотеки, не планируют походы в театры и бассейны, всего 14 процентов ездят отдыхать. Это время, которое может стать периодом свободы и отдыха в кругу близких, связывают с изоляцией и немощью. Но только не в лиге ходьбы «Женьшень»

Поход начинается с того, что все надевают кошки — ледоступы, которые крепят поверх обуви. Пару недель назад во Владивостоке прошел ледяной дождь, и теперь по лесным дорогам без них не пройти. Почти у всех собравшихся кошки одной модели — походные, с цепями и шипами на подошве. Я купила первые попавшиеся ледоступы для города в спортивном магазине. Выглядят они не так надежно, но с задачей не дать мне поехать вниз по тропе справляются.

«Просто напасть какая-то — эти ледяные дожди! В этом году еще ничего, а вот в прошлом что было… Поэтому мы все приобрели кошки. И в кошках ходим [в походы]. Раньше только в горы их брали», — рассказывает по дороге наверх руководитель похода Владимир Меновщиков.

Владимир Алексеевич водит всех желающих на бесплатные прогулки по владивостокским пригородам каждую субботу. Сегодня группа из 19 человек должна пройти 20 километров туда-обратно от конечной автобусной остановки «Завод “Варяг”» до Форта императора Александра Благословенного. Это часть Владивостокской крепости — комплекса из более чем 800 фортификационных и инфраструктурных сооружений, которые строили вокруг города с конца XIX до начала XX века, опасаясь нападения с моря.

Сегодняшний поход скорее оздоровительный, чем познавательный, поэтому ходоки разбиваются на группки и болтают каждая о своем. На вид больше половины участников — пенсионеры.

«Большая часть занималась когда-то спортом. Ходили в походы. А потом семья, дети… Дети вырастают, и люди начинают искать, чем заняться, чтобы дома не сидеть. Узнают, что есть такая организация, и думают: почему бы не присоединиться?» — говорит Меновщиков. Ему самому 68 лет.

Организация — это лига ходьбы «Женьшень». Ее в 1990 году основал Вячеслав Китаев, родоначальник спортивного ориентирования в Приморском крае. Четверть века (с конца 1950-х до середины 1980-х годов) он был председателем региональной федерации. В 1988-м Китаев впервые побывал на Международном марше мира в Японии. Чтобы вместе пройти по маршруту, туда съехались любители спортивной ходьбы из разных стран мира. Спортсмен был впечатлен тем, как японцы тщательно следят за здоровьем и насколько популярны в этой стране походы. Вернувшись, он решил популяризировать спортивную ходьбу в своем родном Приморском крае.
Ходьба доступна людям любого возраста, но, по статистике, в России не так много людей продолжают вести активный образ жизни в пожилом возрасте. Согласно исследованию «Активное долголетие», проведенному РАНХиГС в 2017 году, 37 процентов россиян старше 65 лет хоть раз в году бывают на природе. Если понимать слово «активность» шире, то только 29 процентов ходят в театры, музеи, библиотеки и на спортивные мероприятия. Только 14 процентов ездят отдыхать. Неудивительно, что каждый четвертый россиянин боится старости: этот период жизни все еще связывают с немощью, изоляцией, нуждой.

Старшие участники «Женьшеня» доказывают, что это время можно проводить по-другому.

В гостях у «Женьшеня»

Офис «Женьшеня» находится в центре Владивостока. На стенах внутри просторного кабинета соседствуют фотографии с видами Приморья и учебный плакат с японскими иероглифами. Каждую неделю одна из участниц лиги дает бесплатные уроки японского языка для членов организации.

Нынешний председатель Елена Оленина рассказывает, что, кроме субботних походов с Владимиром Алексеевичем, «Женьшень» устраивает выходы на природу по средам, выезды на маршруты в отдаленных местах на автобусах. Участники скидываются на аренду транспорта.

Сейчас в лигу входят 460 человек. Всего же за год в мероприятиях, которые организует «Женьшень», принимают участие около пяти тысяч жителей Приморья, потому что ходить в походы можно и без членского билета. Но для участников организации предусмотрены бонусы: например, если представится возможность, они смогут поехать на автобусе к маршруту бесплатно. Есть и обязанности: члены лиги должны регулярно участвовать в ее волонтерских акциях, к примеру выезжать убирать мусор в лесу или на побережье.

Еще женьшеневцы ездят на международные марши мира в другие страны. Правда, тоже за свои деньги. До пандемии лига организовывала их и во Владивостоке. На встречи любителей ходьбы приезжали не только из соседних Южной Кореи и Японии, но и, к примеру, из Нидерландов, Канады, Австралии.

«На месте старта — на Спортивной набережной — всем выдают карты маршрута. Условно 20 километров по городу Владивостоку. И вот такой кружок 20-километровый все вместе по городу проходим. Есть маршруты условно на пять километров — для тех, кто может только пять пройти. Потом все возвращаются в то же место, где стартовали. Там торжественное вручение медалей, дипломов. Кашу варят, участники чай пьют на концерте. И все довольны, что и маршрут прошли, и увидели город Владивосток не просто из окна автобуса, а пешком. Все потрогали, понюхали, пощупали», — рассказывает Оленина. И добавляет, что «Женьшень» — единственная организация в России, которой удалось стать членом Всемирной лиги ходьбы.

Несколько лет назад добавилось и новое направление: лига начала выигрывать гранты на свои социальные проекты. Она занялась обустройством туристических маршрутов, чтобы все жители Приморья могли без проблем прогуляться по самым красивым местам края, стала организовывать бесплатные выезды на отдаленные маршруты для социально незащищенных категорий граждан, в том числе пенсионеров. Во время пандемии в «Женьшене» начали учить компьютерной грамотности самых пожилых участников лиги: сюда ходят и люди старше 80 лет. Их учили обращаться со смартфонами, приложениями, социальными сетями, рассылали видеоуроки по фитнесу, чтобы пожилые участники поддерживали форму не выходя из дома. Занятия не прекращаются до сих пор, потому что полученные знания нужно постоянно поддерживать.

Всего 60 процентов участников лиги — пенсионеры. Елена и сама на пенсии, но продолжает работать адвокатом. Руководство организацией — ее хобби. Оленина рассказывает, что многие пожилые люди приходят в лигу по рекомендации врачей. Точнее, те рекомендуют ходить не меньше восьми километров в день, но делать это в одиночестве постепенно становится скучно. Тогда ходоки находят «Женьшень».

«Я бы не сказала, что люблю спортивную ходьбу, как это ни странно, — отвечает Оленина на вопрос, любит ли она ходить в походы. — То есть, наверное, кто-то любит плавать, кто-то, я уж не знаю, может, на велосипеде кататься. Я люблю мужа, детей. Но я уверена в том, что ходьба полезна. Вот люблю не люблю — а это нужно делать. Иногда бывает просто отчаяние, когда идешь и ни конца ни края у этой тропы нет. А если она еще непроходимая, то думаешь: “Господи, зачем тебе это нужно? Уже лежала бы на диване”».

Но, по словам Елены, преодолевая себя, участники лиги «в возрасте» чувствуют, что живы и еще многое могут.

«Бывает такой тандем, — продолжает Оленина. — Бабушка с внуком идут на Пидан. Говорит, что еле его из-за компьютера вытащила. И когда внук посмотрел, как бабушка поднимается, какая она спортивная, подготовленная уже, он спускается и говорит: “Ну ты крутая!” И уважение к ней [появляется]. Или раньше она на кухне там чего-то жарила и он от нее отмахивался, как от мухи, а теперь посмотрел, что она действительно крутая!»

Летом «Женьшень» ходит по морскому побережью, зимой встает на лыжи, осенью гуляет по лесу. В телеграм-канале лиги вывешивают анонсы предстоящих походов с указанием уровня сложности. Новичкам, особенно пожилым, рекомендуют для начала хотя бы походить по городу.

Впрочем, Оленина добавляет, что люди одного возраста могут иметь очень разную физическую подготовку. И ей трудно назвать «пожилыми», к примеру, 70-летних участников «Женьшеня», которые участвуют в сложных походах и могут дать фору ходокам вдвое младше их.

Подъем

Форт, к которому мы направляемся, стоит на вершине горы Проценко.

«Какая красота! Воздух свежий! Цивилизация далеко», — восклицает одна из моих попутчиц, 65-летняя Наталья Владимировна.

Формально мы все еще во Владивостоке. Сквозь деревья то тут, то там проглядывают городские окраины, остающиеся внизу. Часть пути проходит по широкой дороге, которую проложили еще во времена строительства Владивостокской крепости. Но фактически группа идет по лесу.

Наклон небольшой, так что подниматься было бы легко, если бы не предательски слетающие чуть ли не каждые полкилометра городские ледоступы.

Ненадолго равняюсь с Ириной Кирилловой. Ей 65 лет. Раньше работала бухгалтером. Первый поход Ирины с «Женьшенем» случился почти четверть века назад. Тогда Китаев сказал ее мужу: «Твоя жена не ходок». Она «тащилась в самом хвосте». Но Кириллова продолжила регулярно ходить в походы — вместе с мужем, с «Женьшенем». Стала преодолевать и по 25, и по 30 километров.

Кириллова чаще ходит с другой группой. Так совпало, что сегодня ей было удобнее прогуляться по окрестностям города с «Женьшенем».

— А мы сейчас идем медленно? — спрашиваю я, догадываясь об ответе.

— Мы сейчас как бы… тащимся, — отвечает Ирина.

Вскоре она вырывается вперед и скрывается за поворотом.

Заговариваю с женщиной в красном костюме и больших черных очках. Она представляется Александрой Пашковой.

«На определенном жизненном этапе, когда возраст подходит к некой границе, уже начинаешь понимать, что нужно любить себя, нужно уделять себе время, позволять себе какие-то мелкие слабости. И один из моментов, в которых ты любишь себя, — это просто уделить время себе в походе», — рассказывает собеседница, когда я спрашиваю, как она оказалась здесь.

Это пятый поход Пашковой. Она работает главным бухгалтером и до недавнего времени все выходные проводила вместе с пятью внуками. Есть еще и старший, шестой, но ему уже 23 года, и на выходные к бабушке он так часто уже не приезжает.

«Один захотел приехать — приезжай. И все по цепочке: “Мы тоже”. Они же общаются между собой. И, таким образом, в пятницу вечером все пятеро у меня».

Александра всегда считала, что это ее долг — помогать детям, но в прошлом году осознала, что так дальше продолжаться не может. Она больше не выдерживает такой нагрузки физически. И сказала детям и внукам, что теперь в выходные будет посвящать время себе. Начала ходить в походы, вступила в онлайн-группу для пенсионеров, где изучает психологию и основы здорового образа жизни.

— А [дети] не сопротивлялись? — спрашиваю.

— Сопротивлялись, конечно. Меняется порядок для них. Они же устают на неделе, хотят отдохнуть, построили планы. У них тоже отдых активный, внуков пристраивают, а тут не всегда пристроишь. Но внуки подросли, научились оставаться одни, занимать себя сами. Это же тоже важно — научиться быть самодостаточным, — отвечает Пашкова.

Сейчас дочери ее полностью поддерживают.

Уже во время спуска я понимаю, что не спросила у Пашковой, сколько ей лет. Пытаюсь догнать, но ледоступы снова слезают и скользят, а Александра спешит в город на день рождения одной из внучек. Ее возраст так и остается для меня загадкой.

Я равняюсь с Ольгой — сегодня она не может идти быстро, потому что натерла ноги. Ольге 52. Она рассказывает, что раньше для нее было проблемой выбраться на природу: то муж не может, то у друзей заболели дети. А с лигой ты всегда знаешь: что бы ни случилось, в субботу будет поход. Бывает, приходит немного людей, как и сегодня. В первый поход Ольги с «Женьшенем» в феврале 2019 года сразу 200 человек пошли на скалу Голубого Орла, которая тоже находится в черте города.

«Я раньше думала: чем люди занимаются на пенсии? Да неужели и меня этот возраст настигнет? Думала, что вообще жизнь заканчивается, — говорит Ольга. — А здесь у нас народ — пенсионеры активно ходят в походы, потом занимаются какими-то творческими кружками. Они и по средам еще в походы ходят и выкладывают фотографии. Вот ты сидишь на работе в среду, а они такие довольные, счастливые. Солнечная погода, голубое небо. И вот мы сидим и завидуем им».

Личная экскурсия

Самая старшая участница лиги ходьбы — Валентина Корабельникова. Ей 92 года. Зимой она уже не ходит в походы из-за гололеда, поэтому мы встречаемся с ней отдельно. Валентина Сергеевна встречает меня у подъезда своего дома в голубом подпоясанном пуховике и зеленом берете, надетом на бок.

На сегодняшний день Корабельникова еще и старейший экскурсовод Приморья. Но последние пару лет регулярно экскурсии она уже не водит. Говорит, что к 90 годам начал сказываться возраст: она стала повторяться. Для меня Валентина Сергеевна решила сделать «ассорти» из своих маршрутов. Поэтому мы на автобусе отправляемся в центр города.

По дороге Валентина Сергеевна рассказывает, что всего во Владивостоке пять районов, показывает первое многоэтажное здание, которое построили в районе, где она живет, — Советском. В центре дает краткую историю почти каждого здания или памятника, который мы встречаем на пути.

Когда мы садимся в кафе, она говорит, что спортивная ходьба и экскурсии — то, что держит ее на плаву. Первое закаляет, а второе дает повод следить за собой: экскурсовод всегда на виду. Поэтому Валентина Сергеевна не устает тщательно подбирать головные уборы к образу в ее любимых зеленых тонах и регулярно красит ногти розовым лаком — «не слишком бледным, но и не чересчур ярким».

Валентина Сергеевна рассказывает, что окончила университет в Новосибирске — стала учительницей географии. Выпускница решила по распределению уехать преподавать на Чукотку, но не добралась туда до окончания навигации и осталась работать на другом берегу Охотского моря — в Охотске. Там же Валентина Сергеевна начала ходить со своими учениками в походы. А когда с мужем-моряком в 60-х переехала во Владивосток, пошла на курсы экскурсоводов, чтобы и на новом месте узнать все интересные места, куда можно было бы отправиться со старшеклассниками. Преподавая в школе, она водила в походы школьников — участников туротряда. А когда в возрасте около 70 лет вышла на пенсию, стала работать экскурсоводом.

Валентина Сергеевна известна в Приморье как «мама Кравцовских водопадов». Сегодня это популярное в крае место отдыха, к которому Корабельникова проложила первый маршрут. Про него учительнице рассказали двое учеников-двойняшек, чей отец был геологом. Он подсказал детям, куда бы они могли сходить в поход — к водопадам в 100 километрах от Владивостока. Они были отмечены на картах у военных, но жители города об этом месте не знали. Валентина Сергеевна с учениками по подсказкам геолога и местных жителей нашла водопады, отметила на карте и задокументировала на фотоснимках дорогу к ним.

«Возвращались поздно. Так я чуть не под машины падала, чтобы детей увезти к станции электрички! Сели на какую-то машину. Она цемент возила. И мы как черти после этого цемента! Все облепленные. Вот такие домой все зачуханные приехали. Вот такое начало было», — рассказывает Валентина Сергеевна.

На встречу со мной Корабельникова прихватила альбом с фотографиями: вот она, уже в пожилом возрасте, ездит на лошади, а вот катается на коньках. На каток Валентина Сергеевна перестала ходить и вовсе в те же 90. К сотому десятку она не только стала больше путаться, но и заметила, что устает и теряет координацию. Но в походы, уже не такие сложные и частые, ходить продолжает. В ноябре прошла с «Женьшенем» девять километров, хотя у начала тропы вообще передумала было идти.

«Я в этот раз говорю: “Я, наверное, не пойду. Буду лучше гулять здесь, в районе автобуса”. А меня спрашивают: “Вы когда сами водили в походы, кого-нибудь оставляли?” Все. Рот закрыла. Потому что одного никогда не оставляют. Может человек поскользнуться, могут звери на него напасть. И меня не оставили. Так я половину из 18 километров и прошла».

Корабельникова живет с одним из своих четверых внуков. Каждый день она обязательно приседает по утрам и, если не надо идти в магазин, отправляется гулять вдоль берега моря. Бывает, к ней присоединяются подруги: ученица из Охотска, с которой они встретились снова во Владивостоке и подружились, и коллега-экскурсовод.

В прошлом году Валентина Сергеевна придумала новую экскурсию — «Для Востока мы Россия, для России мы Восток» — и надеется провести ее еще несколько раз.

«Сейчас холодновато. Нужно ждать до весны. Поэтому я молюсь, чтобы у меня было еще год-два жизни, чтобы Бог мне подарил эти хотя бы два года», — признается Корабельникова.

Уже после кафе, пока мы ждем такси, Валентина Сергеевна обращает мое внимание на мурал. На торце исторической трехэтажки нарисовано, как она могла выглядеть в начале XX века и какие люди населяли тогда Владивосток.

Валентина Сергеевна указывает на изображение мужчины в тюрбане, курящего опиум. Подписано: «Король Миллионки». Так называли этот район Владивостока 100 лет назад. Тут жила китайская диаспора, располагались игорные дома, опиумные курильни и бордели.

«Вот, пожалуйста, король главный, как говорится, сидит на запасах финансовых», — говорит Корабельникова.

Ей нравится и этот мурал, и многие другие, появившиеся в городе в последнее время. И нравится наблюдать за тем, как меняется Владивосток.

Когда я спрашиваю, как у нее получается вести в 92 года такую активную жизнь, Валентина Сергеевна отвечает: «Можно сказать, я всегда отличалась подвижностью и любопытством. Если я из дома не вышла — день потерян».

На вершине

С вершины горы Проценко нам открывается вид и на Амурский залив, омывающий Владивосток с запада, и на Уссурийский — с востока. Нам повезло с погодой: ветра совсем нет, солнце отражается в морской воде.

По словам Елены Олениной, многие пенсионеры приходят в «Женьшень», чтобы, наконец, увидеть родной край — из-за работы и заботы о детях времени на это раньше у них не хватало.

Участники похода расходятся, чтобы оглядеться по сторонам, а после чая с бутербродами у стен форта все собираются вниз. В следующую субботу они смогут подняться на новую сопку и увидеть новый пейзаж.

Такие дела

Мы в Vkontakte     Мы в Telegramm     Мы в ЖЖ     Мы в Одноклассниках

Поделиться ссылкой:
Яндекс.Метрика